Category: политика

Здравствуйте дорогой Мартин Алексеевич!

Заместитель главы департамента МИД КНДР по делам Японии: Абэ является беспрецедентным политическим карликом

Заместитель главы департамента МИД КНДР по делам Японии опубликовал 30 ноября нижеследующее заявление для печати под названием «Неужели глаза Абэ надеты соевой кожурой».

Дурака нельзя лечить лекарством.

<…> Это потому что Абэ покрыл себя ужасным позором, получив прозвище имбецилла, <…> и настоящего беспрецедентного урода <…>. Более того, он и сейчас продолжает дурацкое поведение, не отличающее бобов от фасоли.

<…> Не можем не сказать, что именно Абэ, <…> является единственным в мире идиотом и очевидным наихудшим дураком.

<…> Абэ, глаза которого надеты соевой кожурой, а лицо которого в железной плите, легкомысленно ведет себя. Вполне естественно, что такой не достойный войти в международную политику Абэ подвергается издевательству, как волочащаяся собака без пуха.

Наилучшим способом является то, чтобы вообще навеки не иметь дело с таким, поскольку может позориться из-за встречи с таким беспрецедентным идиотом и не довольным на вид карликом. Это день от дня твердеющая наша идея.

<…> Абэ очевидно является глупым дураком, неразумно упрямствующим, что получил удар, а на самом деле нет ударившего.

<…> Абэ действительно представляет собой совершенный дурак, у которого нет ни одного недостатка, и беспрецедентный политический карлик.

Пхеньян так оценивает вещь – Абэ.


http://uriminzokkiri.com/index.php?lang=rus&ftype=document&no=25434

мы слушали и нас тоже не тошнило

У меня есть много разных любимых цитат, которые я регулярно вспоминаю при удобных случаях. Одна из них - о профессоре уголовщины, из великой книги Салтыкова-Щедрина "За рубежом" (например, вспоминал и в 2002 году, и в 2011 году)

Вспомнил и сейчас, случайно наткнувшись на замечательную статью некоего профессора Тимощука, ранее служившего во Владимирском университете (им. А.Г. и Н.Г. Столетовых, между прочим!). Теперь же им славится (так они про себя и пишут) Владимирский юридический институт ФСИН - так сказать, академия гулага.

Статья включена в сборник докладов 18-й конференции "Государство, общество, церковь в истории России ХХ-XXI веков". При этом среди редакторов сборника есть очень достойные исследователи...

Мне статья показалась очень симптоматичной сразу во многих смыслах. Так как сей алмаз академической мысли не слишком велик, то проще прямо сохранить его под катом:

Collapse )

Реабилитация конспирологии

Даже если конспирология является не более чем мифологией, новой исторической интерпретацией, она необходима современному обществу и в качестве инструмента критического осмысления политической реальности, и в качестве своеобразного оружия, способного демифологизировать образ реальности, создаваемый глобальной элитой.

Политический опыт ХХ столетия с убедительностью продемонстрировал, что с мифологией бесполезно бороться силами науки, одному социальному мифу необходимо противопоставить другой миф. Собственно политической реальности уже не существует, она погребена под грудой исторических и политических интерпретаций. В этих условиях борьба за альтернативу - это борьба за новый объяснительный миф, которым вполне может стать конспирология.

Политически глобализация подталкивает человечество к ситуации, в которой у него может не оказаться выбора. А мир, лишенный надежды и альтернативы, представляется местом серым и унылым.

Конспирологию, таким образом, необходимо воспринимать не как теорию того, что уже присутствует в политической реальности, а как предупреждение о том, что может случиться. Поэтому вне зависимости от того, имеет ли конспирология какую-то реальную научную основу (вряд ли в полной мере на это может претендовать любая политическая теория), вне зависимости от реальности заговора она способна выполнять функцию критической рефлексии и демифологизации образа политической реальности, тем самым оставляя надежду на альтернативу и осознанный политический выбор. Конспирология - это идеологическое оружие, направленное против конспиративистского соблазна глобальной элиты.

Реабилитация конспирологии, таким образом, это даже не проблема политического дискурса, а историческая и политическая необходимость , продиктованная стремлением к сохранению свободы.


https://journals.urfu.ru/index.php/Izvestia3/article/view/431

факультет ненужных вещей

А на нем профессор - https://kursksu.ru/people/view/1568

Пишет же профессор так:

<...> многопартийность сыграла негативную роль в истории российской государственности. Леворадикальные партии достаточно легко нашли покровителей в западноевропейских кругах, так как их цели совпадали – разрушить, уничтожить существующий государственный строй. А праворадикальные партии не смогли составить должной политической конкуренции леворадикальным партиям.

https://api-mag.kursksu.ru/media/pdf/026-014_2c0tFEv.pdf

Из цитат на память

Среди них были образованные и умные люди, которых украшали такие превосходные человеческие качества, как бескорыстие, скромность, простота. Но все они были политиками - то есть слово их не стоило ломаного гроша.

https://imwerden.de/razdel-630-str-1.html
https://imwerden.de/pdf/razgon_nepridumannoe_1991__ocr.pdf

Об Шанхайскую конвенцию

Из фейсбучных комментов:

October 9, 2018

Касательно же Казахстана - про любые поползновения на том направлении можно забыть с 2001 года, когда Россия подписалась под Шанхайской конвенцией, фактически признав китайскую гарантию существующих границ в Средней Азии. Это, конечно, не НАТО, но с Китаем никто шутить тоже не хочет. Вообще это был, наверно, самый удивительный эпизод российской дипломатии (по ее собственным традиционным царско-советским меркам) - признание гарантий третьих держав, предоставляемых странам, которые Россия считала находящимися в своей сфере интересов. Так как со стороны среднеазиатских стран никаких территориальных претензий к России даже представить невозможно, то с точки зрения прагматичной дипломатии этот акт выглядел необъяснимой уступкой на стратегическом направлении.

https://www.facebook.com/kirill.rogov.39/posts/2500947543256184?comment_id=2501143813236557

June 21, 2019

Интересно, что ответ на вопрос "почему он не докалывается до эстонцев" - вообще говоря, лежит на поверхности и называется "статья 5". А вот про Казахстан почти никто, как я понимаю, не уловил.

Так вот, про Казахстан - думаю, что там тоже действует "статья 5", но из другого договора. Просто на него никто не обращает внимания. Конкретно, это вот этот международный договор, который для меня остается едва ли не самой большой загадкой пост-ельцинской российской внешней политики - "Шанхайская конвенция" 2001 года (http://kremlin.ru/supplement/3405)

Смотри, там в пункте 1 статьи 1 перечисляются и определяются запрещенные действия - терроризм, сепаратизм, экстремизм.
А в статье 5 говорится - "Стороны по взаимному согласию могут проводить консультации, обмениваться мнениями, согласовывать позиции по вопросам борьбы с деяниями, указанными в пункте 1 статьи 1 настоящей Конвенции, в том числе в международных организациях и на международных форумах."

Как я понимаю, эта конвенция де-факто означает, что Россия отказалась от ельцинской доктрины, по которой территория бывшего СССР (за исключением стран Балтии) рассматривалась как зона ее исключительных интересов (что и нашло выражение в официальной формуле "ближнее зарубежье"). Доктрина исключительных интересов предполагает, в частности, что Россия имплицитно резервирует за собой исключительное право гарантий безопасности этим странам и т.д. Шанхайская же конвенция означает, что в вопросах своей внутренней безопасности страны бывшей советской Средней Азии получили равные гарантии России и Китая. Россия признала право Китая на защиту этих стран от возможных сепаратистских движений. Иными словами, признала бывшую Среднюю, ныне Центральную, Азию зоной совместных с Китаем, а не своих эксклюзивных, интересов.

В результате мы наблюдаем со стороны России полное, тотальное отсутствие самомалейших намеков даже на возможную робкую симпатию к эвентуальным сепаратистским устремлениям в этих странах. Потому что для Китая сепаратизм - это едва ли не главное экзистенциальное зло современности.

Во всяком случае, я это так вижу.


https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2543512099015833&id=100000712037223&comment_id=2543516085682101

из комментов

Есть, кстати, такой сюжет, который, уверен, пока еще никем в мире не освещен и не отрефлектирован. Это сюжет о том, сколько статей русских авторов на русском языке публикуется в польских академических журналах. Мое ощущение - все больше и больше. В том числе в журналах, где еще недавно такого не было.

https://www.facebook.com/ivan.kurilla.9/posts/10161685279525018?comment_id=10161685327515018&reply_comment_id=10161685842515018

Очень наглядный пример - один из журналов IPN (это такое особое учреждение в Польше, наделенное функциями архива, исследовательского центра и даже прокуратуры). Конкретно - это журнал "Pamięć i Sprawiedliwość" ("Память и справедливость"), издаваемый каждые шесть месяцев, начиная с 2002 года.

Его сайт - https://pamiec.pl/pa/biblioteka-cyfrowa/pamiec-i-sprawiedliwosc

Журнал - исключительно солидный, академический, как раньше говорили - глубоко фундированный.

И вот во втором номере за прошлый 2018 год (https://pamiec.pl/download/49/101122/PiS32.pdf) в нем впервые появляются статьи на русском языке:

- Кирилл Болдовский, Никита Пивоваров "Номенклатурная политика ЦК ВКП(б) в 1939-1948 гг"
- Алексей Федоров "Ротация первых секретарей региональных комитетов ВКП(б) в 1946-1952 гг.: масштабы, причины, механизмы"
- Руслана Давидюк "Симон Петлюра в памяти своих соратников в период межвоенной Волыни"


И это не говоря о множестве других периодических изданий, где постоянно появляются статьи русских авторов на русском языке...

Разные оппозиции

Юзер vyastik только что напомнил старый коммент, написанный в 2011 году - и, возможно, не потерявший некоторой актуальности. Это было размышление по поводу одной фразы юзера davnym_davno, в ЖЖ которого этот разговор и происходил.

Конкретно, меня заинтересовала его фраза "Я на досуге пытаюсь сравнивать оппозицию сегодняшнюю и ту, что была 20-ть лет назад". Отталкиваясь от ней, мне тогда подумалось:

Это, кстати, интересный момент.

Сразу приходит в голову такое соображене - оппозиция 1989-1991 годов включала в себя, помимо прочего, вполне статусный элемент. Профессора, редакторы, академики и т.д. Люди, занимавшие солидные должности и не опасавшиеся (по крайней мере - не сильно опасавшиеся), что их с этих должностей погонят. При этом они не были "профессиональными" оппозиционерами. То есть их статус в оппозиции опирался на существующий общественный статус в областях деятельности, с политикой не связанных.

Сейчас таких, похоже, почти и нет. По крайней мере, среди актива, лидеров. Если статусные люди (скажем, известные журналисты или издатели) в оппозиции и присутствуют, то не на лидерско-организаторских ролях.

Одно из объяснений - что сейчас риск потери статусных факторов (работы, собственности, доступа к ресурсам) повысился. Двадцать лет назад дискреционность в перераспределении этих факторов была меньше, они были как бы закреплены за людьми на бессрочном праве пользования.

Другое объяснение - цена потери статусного фактора выросла. У тогдашнего человека не было собственности, ему нечего было лишиться.

Третье объяснение - в поздне-горбачевской системе власть не была единой. В органах власти вполне могли сосуществовать "сторонники перестройки" и "противники перестройки", яковлевы и лигачевы. Соответственно, и оппозиция была не такой однозначной. Шел постоянный поиск союзников с обеих сторон (власти и оппозиции), легитимизирующий обе эти стороны. То есть граница между властью и оппозицией была размытой.

Четвертое объяснение - повышенная идеологичность того времени. Бытовая жизнь и бизнес-жизнь людей были намного более убогими и ограниченными, у политизированности было мало конкурентов. Отсюда огромные тиражи политических изданий и т.д.

Пятое - девственность оппозиции. Никто еще ничего не украл и не распилил, никто ни в кого не стрелял.

Шестое - последовательное экономическое падение второй половины 80-х. На фронте уровня жизни - власти нечего было записать в свой актив.

Примерно так.

Один из выводов, между прочим, может быть такой: признаком перелома (или одним из признаков перелома) станет момент, когда на сторону оппозиции открыто переметнутся люди достаточно высокого статуса. Скажем, когда ее открыто поддержит какой-нибудь, не знаю, ректор, или губернатор, или крупный предприниматель, или министр. Не предварительно выгнанный, а действующий.


https://davnym-davno.livejournal.com/284947.html?thread=2595603

До "дела Голунова" и после "дела Голунова"

(по мотивам разговоров в фейсбуке)

Мне кажется, в комментариях по поводу истории с "делом Голунова" не вполне отчетливо освещен один момент, который под некоторым углом представляет собой смену устоявшейся парадигмы, нечто вроде микро-революции.

Я говорю о беспрецедентной акции трех изданий ("Коммерсант", "Ведомости", "РБК"), одновременно вышедших с единой первой полосой в защиту Голунова. Не будучи инсайдером, глядя со стороны, я склонен думать, что именно эта акция и сыграла решающую роль во всей истории, стала главным политическим событием.

Во всяком случае, у меня сложилась примерно такая картина происшедшего.

Похоже, что в истории с задержанием и освобождением Голунова решающую сыграли роль три фактора.

Первый фактор - это тот очевидный момент, что Голунов разоблачал злоупотребления и коррупцию на региональном уровне, не затрагивая высшую власть (президента, его администрацию, премьера, правительство).

Второй фактор, который мог сыграть важную роль - это то, что наезд на журналиста провели методом подбрасывания наркотиков. Как мне кажется, до сих пор в России было нечто вроде неписанных правил насчет того, что если кто-то хочет наехать на журналиста или активиста с помощью юридически-силовой машины, то должен выискать хотя бы подобие формального компромата в реальности. Придраться к старым деловым операциям, найти сомнительные фотки и т.д. Типа, сохранять некую минимальную, условную иллюзию равенства сил - мы этот (реальный) факт считаем преступлением, а ты доказываешь, что он преступлением не является. Далее у нас, конечно, в кармане суды и все такое, но мы все равно всегда можем сказать - но ведь факт-то был, ты же его не отрицаешь, мы же не выдумали, и если вы не считаете его преступлением, то это просто ваше мнение. Подбрасывание же наркотиков - это уже совсем ниже пояса, игра полностью без правил. Так что использование этого инструмента тоже могло сыграть роль в реакции высшей власти, которая (по очевидным соображениям) всегда и везде хочет закрепить возможность играть без правил исключительно за собой, без делегирования этого права нижестоящим уровням.

Но ключевую роль, как мне видится, сыграл третий фактор, то есть именно акция газет.

Это не просто газеты, не просто СМИ - это СМИ с особым статусом. Не знаю, как их лучше назвать - наверно, не "официозные", но в любом случае политически легитимизированные, политически санкционированные. Лучше всего, наверно - СМИ истеблишмента. Эти издания совершенно реально являются участниками внутри-политического процесса, политического процесса в узком виде - в том смысле, что они отражают различия взглядов и мнений в кругах истеблишмента, правящих кругов, элиты в самом широком смысле слова, охватывающем весь круг политически ангажированных людей. Эти СМИ могут быть вовлечены в дискуссии, в их распоряжении очень широкий спектр высказывания мнений - от прямого несогласия с тем или иным решением до демонстративного молчания по тому или иному вопросу.

Видимо, ученые "политологи" могли бы сказать, что эти СМИ являются важным элементом "делиберативной демократии"

Но вот чего в СМИ истеблишмента, как мне кажется, никогда не было буквально с самого первого для путинской власти - так это поддержки того, что можно назвать политическим процессом в широком виде, имеющим конечной целью смену правительства и проведение демонстративных публичных протестных акций. Даже во времена наиболее массовых протестных акций, типа 2011 года, СМИ истеблишмента держались в стороне, ограничиваясь в лучшем случае освещением событий, но не вставая явным образом на сторону протестующих - не говоря уже о том, чтобы стать фактически рупором призыва к предстоящим протестам.

Такой формат СМИ истеблишмента был фундаментальной частью путинской системы. И их наличие, и неписанные границы их свободы, прежде всего - граница свободы активного участия в широком политическом процессе, то есть свободы не просто освещать события, а прямо, непосредственно, открыто, в лоб высказывать протест против действий власти - что, очевидно, означает легитимизацию протестных действий, а в конечном пределе и смену власти.

Эта граница была неписанной, но абсолютно жесткой, с самого начала и до конца. Начиная с дела Бабицкого, через дело Ходорковского, дело Магнитского и все прочие конфликтные и/или кризисные эпизоды любого происхождения, внутреннего или внешнего.

На этом фоне совместная акция трех газет выглядела как открытая солидарность с ожидаемыми массовыми протестами. Как де-факто санкционирование массовых протестов со стороны истеблишмента. Как активное участие в политическом процессе в широком виде.

Этого ни разу не было восемнадцать лет. Казалось, что и не может быть. А теперь оказалось - может. Все восемнадцать лет играли по правилам. А теперь перестали.

Поэтому совместная акция газет должна была очень сильно встревожить высшее руководство. Оно могло быть более или менее готово к привычным протестам ограниченных масштабов, типа того, что в итоге и имело место 12-го числа, то есть с участием традиционного контингента активистов. Акция же газет, будучи обращенной к гораздо более массовой аудитории и своим форматом легитимизирующая гораздо более массовые действия, могла восприниматься совершенно иначе. Именно это, как мне кажется, и стало фоном переговоров по делу Голунова (с участием Муратова и других) и абсолютно беспрецедентным отступлением.

То есть на наших глазах было сломано важнейшее табу - и все увидели, что слом табу может быть (а) возможен, (б) эффективен.

Станет ли это изолированным эпизодом или реальным изменением сложившейся политической традиции - вопрос гадательный.

На этом фоне сегодняшняя новость из Дагестана (https://chernovik.net/content/lenta-novostey/vedushchie-dagestanskie-ezhenedelniki-vyydut-s-odinakovoy-pervoy-polosoy-yamy) и то, как там будут разворачиваться событий - могут быть очень важны.