Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Об "вторую волну"

https://www.facebook.com/kolyandr/posts/10160426610097228

*************

Alexander Kolyandr

Дневной прирост заболеваний в Москве за десять дней вырос в шесть раз с 2% до 12%

Трудно предположить, что карантин не наступит. Трудно понять борцов с масками

Boris Lvin

Уточни, что выросло в шесть раз - дневной прирост числа выявленных положительных тестов или дневной прирост госпитализаций.
Collapse )

Об инфраструктуру

Хороший пример того, как развитые страны сами себя душат бессмысленным регулированием.

Есть такая страна - США, в ней есть город Вашингтон, в Вашингтоне есть железнодорожный вокзал Юнион Стейшен. Большой и красивый, расположен в центре, в двух шагах от Капитолия, район некоторое время назад был сомнительным, а сейчас стремительными темпами джентрифицируется и развивается. С задней стороны вокзала, как водится, идут многочисленные железнодрожные пути, которые постепенно сходятся, образуя нечто вроде воронки. Все это занимает довольно большое пространство, рассекающее городскую среду.

И вот некие девелоперы придумали, как это пространство в городскую среду интегрировать. Они решили надстроить над путями огромную платформу с улицами, домами, деревьями и т.д., и спрятать железнодрожные пути под этой платформой. Примерно как это сейчас происходит в Нью-Йорке c гигантским проектом Hudson Yards, только не в таких грандиозных масштабах, как там.

И все бы хорошо, но проект уперся в проблему автомобильного моста, который сейчас переброшен через железнодорожные пути с задней стороны вокзала, примыкая к нему. Мост надо сперва перестроить и укрепить.

Такие строительные работы займут, как считается, порядка двух лет. Чай, не Волгу или Амазонку перекрывать.

А вот согласование такого проекта - это гораздо более сложное дело. Вот как это описывается в статье 2015 года. Если Амтрак (государственная корпорация, владеющая, в частности, железнодорожными путями) сообщит, как предполагает разместить пути, то предварительный проект моста может быть готов к концу 2017 года. А после этого начинается процесс согласования проекта с разными федеральными ведомствами на предмет соответствия стандартам защиты окружающей среды - и вот это согласование, как ожидалось, должно занять от трех до семи лет. Вот так буквально и написано: "There are also federal environmental reviews that typically take "three to seven years with complex infrastructure projects like this one," the deputy mayor said".

Стоит только представить: речь идет о перестройке и укреплении существующего автомобильного моста над железнодорожными путями в центре города. Никакой речки, никаких лесов-полей-болот-птиц-зверей - ничего такого нет. Новый мост ничего не изменит в худшую сторону в смысле дополнительного шума или выхлопов для окрестных жителей по сравнению с нынешней ситуацией. Какое-то дополнительное воздействие на окружающую среду даже вообразить невозможно.

И вот такой проект, который, как предполагается, требует года или полутора для подготовки и еще двух лет для собственно строительных работ - задерживается на срок от трех до семи лет ради практически бессмысленного согласования. И это считается нормой.

Об трущобы Бомбея

http://bg.ru/city/5_neochevidnyh_faktov_o_truschobah-19316

(via http://migrocenter.livejournal.com/140037.html

Поскольку все строительство на территории трущоб ведется без согласований с властями, а значит, нелегально, местные жители маскируют свои дома. К примеру, капитальную кирпичную кладку обкладывают листами фанеры, а новые постройки состаривают, чтобы они не бросались в глаза чиновникам. При этом интерьеры трущоб, говорят исследователи, соответствуют уровню среднего класса.

Неужели это типично для трущоб Бомбея (и не Бомбея)?

Еще о достройке-перестройке

Есть такое ощущение, что мы живем в интересную переходную эпоху - эпоху завершения периода "тоталитарного градостроительства", продолжавшегося почти весь двадцатый век.

Видимо, именно отвратительностью такого градостроительства в значительной степени и объясняется сильное неприятие перестроек-достроек-подстроек. Ведь исторически такие перестройки были явлением вполне нормальным. Дворцы и соборы очень часто строились на месте других дворцов и соборов, которые почему-то показались маленькими или устаревшими. Классический пример Парижа, представаляющего в своей исторической части результат гигантской османовской перестройки - свидетельство того, что такая перестройка вполне может быть замечательной и прекрасной.

Но в двадцатом веке расцвел феномен нового градостроительного подхода. О нем очень хорошо написано в знаменитой книге Джеймса Скотта "Seeing Like a State" (в русском переводе - "Благими намерениями государства"), где он рассматривает принципы Ле Корбюзье и Нимейера, а также идеи Джейн Джекобс, прежде всего ее книги The Death and Life of Great American Cities. В двух словах этот подход выражается в том, что планировщик видит город как бы с огромной высоты, теряя детали зданий и улиц, превращая сами здания и улицы в детали своей огоромной умозрительной картины (в реальности наблюдаемой разве что с самолета или из далекой перспективы). Все это имеет, естественно, социалистические корни.

В результате появляются типичные районы однообразных новостроек, кварталы гигантских офисных коробок, бесконечные  ровные фасады официальных дворцов, уроды типа парижской башни Монпарнас или покойной (слава богу) московской гостиницы "Интурист".

Этот подход почти загубил исторический Вашингтон, превратив множество бульваров, застроенных прекрасными (судя по фотографиям) таунхаузами в безжизненные ряды офисов и парковок, только сейчас оживающие.

Отсюда - естественный страх дальнейших перестроек, склонность всю старую застройку считать априорно лучшей, нежели любая застройка современная.

Но это время проходит. Архитектура и градостроительство возвращаются к нормальной перспективе, к перспективе горожанина. Это видно везде, во всем - и больше всего, наверно, в двух странах, где большие города сильнее всего (хотя и по-разному) пострадали от "тоталитарного градостроительства" - в России и в Америке. Перестройка уже не будет такой пугающей и беспощадной.

А нелепость лужковского эклектизма - это, наверно, просто издержки переходного периода.

Ревзин о лужковском Царицыне

Статья написана блестяще - http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=800426 (копия в http://users.livejournal.com/korvin_/851620.html).

Но интересно мнение москвичей - все ли согласны с Ревзиным? В конце концов, можно ведь сказать - мало ли в мире стилизаторских подделок, от сказочного Нойшванштайна Людвига Второго до "готического" National Cathedral в Вашингтоне, и ничего, люди радуются... Или тот же Каркассон - вроде бы считается примером того, как не надо восстанавливать исторические памятники, но туристы счастливы. До какой степени оправдан пуризм консерваторов?

Заодно - заметил, что сильно режет глаз формула "Екатерина Великая". Неужели писать так стало сейчас нормой?