Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Category:

Аберрация

Российские общественные науки, прежде всего исторические, за последние двадцать лет прошли очень странную эволюцию.

С одной стороны, есть большое число исследователей самого высокого уровня.

С другой стороны, масштабы официозной сервильности поражают. По вопросам, которые для начальства являются знаковыми (история второй мировой войны, прежде всего начала советско-германской кампании 1941 года; украинский вопрос, включая интерпретацию голода начала 1933 года; советско-польские отношения; оценка распада СССР; роль православной церкви в России и СССР; динамика политического развития после 2000 года) - в академической литературе, как в столицах, так и в провинции, царит практически полное жесткое единство. При этом круг этих знаковых вопросов не так чтобы велик, и по всем остальным вопросам таких ограничений не видно.

Это приводит к распространению какого-то самоослепления, появлению своего рода институционализированной близорукости. Авторы могут писать очень интересные и познавательные вещи, но как только налетают на некие невидимые барьеры, вдруг съезжают в очевиднейшую чепуху, выставляя себя анекдотическими лопухами.

Все это к тому, что вот прямо сейчас я проглядывал статью Ольги Новохатко "Забава как серьёзная вещь, или Зачем царю Алексею Михайловичу понадобился театр" ("Российская история, 2017, номер 4). Она доступна и на elibrary.ru (https://elibrary.ru/item.asp?id=29764293), и на academia.edu (https://www.academia.edu/36220588/Новохатко_О.В._Забава_как_серьёзная_вещь_или_Зачем_царю_Алексею_Михайловичу_понадобился_театр._Fun_as_a_serious_thing_or_why_Tsar_Alexei_Mikhailovich_needed_a_theater).

Статья представляет собой нечто вроде развернутой рецензии на книгу К. Дженсен и И.Майер " Придворный театр в России XVII века" (М., Индрик, 2016). Книга, кстати, тоже выложена на той же academia.edu (https://www.academia.edu/26830701/Придворный_театр_в_России_XVII_века._Новые_источники._Москва_Индрик_2016._200_стр).

И в ходе рассуждений о таком отдаленном и, в общем-то, достаточно нейтральном сюжете, Ольга Новохатко между делом упоминает некоего шведского деятеля XVII века по имени Кристоф Кох, который долго жил в России сперва в качестве купца, потом в качестве дипломата и т.д. Корреспонденция этого Коха стала одним из источников о тогдашней России. Так вот, Новохатко пишет:

Автором анонимных сообщений шведскому двору, о чем уже упоминалось, был Кристофер Кох - регулярный "корреспондент", информатор шведских властей, что позволяло последним всегда быть в курсе событий в Москве (с. 102). Другими словами, это был шведский шпион, о чем прямо и сообщает в своем исследовании американский историк Хайнц Эллерсик, чью работу (в собственном переводе с английского) цитируют авторы книги: "Впоследствии он стал регулярным "корреспондентом" для шведских дипломатов и для генерал-губернаторов шведской Ингерманландии - или, как это воспринимали в России, "шпионом""
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments