Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Category:

Еще раз об тайную социологию

Полезная штука этот ЖЖ! Вот написал я про тайную чекистскую социологию - и юзер vasja_iz_aa указал мне на интереснейшую книгу "Социология и власть. 1973-1984".

Она сейчас выложена на специальной странице, созданной для книг, написанных или редактированных Осиповым - http://vshssn.msu.ru/nauka-4

Там есть и другие книги той же серии, охватывающие предыдущие годы.

Я пока только взглянул на эту книгу и сразу же наткнулся на несколько материалов, связанных с героем предыдущего постинга. Во-первых, там есть две записки, которые он направил в ЦК о результатах идеологических исследований, которые проводил его отдел.

Одна записка изготовлена в июле 1977 года и освещает результаты обследований, проведенных в 1976 году, в основном о том, насколько широко проникновение западной радиопропаганды. В этой записке мне бросилось в глаза упоминание некоего "метода латентного (скрытого) интервью". Что это означает? Что его сотрудники проводили беседы на посторонние темы, изображая себя не социологами, а кем-то там еще? То есть фактически нечто вроде разведработы, шпионажа?

Другая записка - это уже апрель 1984 года, эпоха Андропова/Черненко, называется "Информационная обстановка в стране (по материалам социологических исследований)". Там особенно интересен раздел "О тенденциях в изменении общественного мнения". По мнению доктор-полковника, картина выглядит так:

В 1980-1882 годах большинство анкетируемых, отвечавших на открытые вопросы, в качестве первоочередной проблемы, требующей неотложного решения, указывали на проблему борьбы с негативными явлениями в социалистическом обществе (нарушение дисциплины труда, общественного правопорядка, хищения социалистической собственности, злоупотребление служебным положением в корыстных целях и т.п.) выражали при этом пессимизм, неверие в возможность реальной борьбы с ними, допуская нередко резкие высказывания по поводу неэффективности принимавшихся тогда мер.

Сейчас же, как свидетельствуют социологические опросы, проведенные в Москве, Казахстане, г. Краснодаре, Мурманской области, при ответах на открытые вопросы население уже не проявляет той глубокой обеспокоенности, какая была раньше по поводу состояния мер борьбы с негативными явлениями. Исчезла также та острота, с которой раньше в ответах на открытые вопросы ставилась проблема борьбы со злоупотреблениями служебным положением должностными лицами в корыстных целях, формализмом и бюрократизмом.

В первую пятерку наиболее важных проблем, стоящих переде страной, большинство опрошенных из различных социально-профессиональных групп населения отнесли следующие проблемы:

- срыв попыток империалистических кругов вернуть мир к временам «холодной войны», прекращения гонки вооружений, устранения опасности возникновения ядерной войны;
- повышение эффективности функционирования советской экономики, улучшение снабжения продовольственными и промышленными товарами;
- воспитание нового человека, борьба с антиобщественным поведением;
- активизация борьбы с буржуазной идеологией;
- развитие социальной активности трудящихся, совершенствование социалистической демократии.


Вот такая, понимаешь, секретная аналитика.

Остается только понять, кто все-таки был главным адресатом доктор-полковника, ЦК или КГБ, и сильно ли различались материалы, которые он отгружал в эти адреса.

Тут любопытно письмо Иванова в ЦК с просьбой о получении доступа к разным спецматериалам, причем, казалось бы, не самым тайным - закрытым публикациям издательства "Прогресс", записям западных радиоголосов, конфискованной на границе западной литературе. С этой просьбой Иванов обращается к заместителю заведующего отделом пропаганды ЦК Ненашеву. Причем обращение идет через несколько месяцев после передачи первой из опубликованных записок - в некотором роде по ее следам. Судя по всему, просьбу удовлетворили. Интересно, что обращается Иванов именно в ЦК, а не в КГБ. Не знаю, как это интерпретировать. Или КГБ не имел самостоятельного права делиться даже такой невеликой тайной с внешними учреждениями, хотя бы и работавшими на него, или вообще связь этих тайных социологов с КГБ была не такой прочной, как можно было предположить?

Там в книге еще много других сюжетов. Например, донос одного ростовского профессора (Кивенко) на другого ростовского профессора (Давидовича), направленный напрямую Андропову и ставший триггером большого разбирательства нескольких отделов ЦК. В общем, надо почитать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments