Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Categories:

Тайная чекистская социология

В 2007 году покойный Владимир Шляпентох, рассказывая в "Новой газете" о "перевороте" в российской академической социологии, упомянул некоего Вилена Иванова, который был в 1983 году повышен с должности начальника секретного отдела института социологии АН СССР до директора этого же института (https://www.novayagazeta.ru/articles/2007/09/27/31803-umolchanie-imen-kak-indikator-avtoritarizma).

В русской википедии в статье о Вилене Иванове только мельком упоминается, что он закончил военно-политическую академию (https://ru.wikipedia.org/wiki/Иванов,_Вилен_Николаевич).

На официальной странице Иванова на сайте института социологии РАН написано, что он не просто ее закончил в 1965 году, но еще пошел в адъюнктуру, защитил кандидатскую, а потом и докторскую диссертацию, и преподавал там же вплоть до перехода в ИСАН в 1974 году. Помимо прочих многочисленных регалий, он, как сообщается, является полковником в отставке, награжден "юбилейной медалью «70 лет Союзу писателей СССР и его правопреемнику международному сообществу писательских союзов»" и даже является почетным гражданином "г. Миниаполиса (США)" (http://www.isras.ru/pers_about.html?id=375). Насчет медали правопреемного союза я не сомневаюсь, насчет же почетного гражданства славного "г. Миниаполиса (США)" сохраняется некоторая неуверенность.

Когда-то у Вилена Иванова был свой собственный сайт, который почему-то закрылся, но доступен в архиве.орг - https://web.archive.org/web/20150402193601/http://vilen-ivanov.ru

Как мне кажется, исчерпывающее представление о нашем герое и его образе мыслей можно получить из его рифмоплетной продукции. Не буду цитировать, просто дам линк, там и про Ленина, и про Сталина, и про других, очень советую - https://www.litmir.me/br/?b=609081

В общем, наш доктор-полковник, прямо скажем, не Шопенгауэр.

В одной из своих мемуарных книг он свое сотрудничество с КГБ пару раз упоминает, но очень-очень кратко. Собственно, вот все, что он по этому поводу пишет:

<...>

Первая моя встреча с М.Н.Руткевичем состоялась в декабре 1974 года. Я был представлен ему как заведующий закрытым отделом Института. Отдел был создан по инициативе КГБ решением самых высоких инстанций в 1970 году, в 1972 году сотрудниками отдела было проведено первое социологическое исследование по проблеме «Аудитория финского телевидения в Эстонской ССР». Исследование было проведено по заданию Комитета госбезопасности. Его результаты были доложены в ЦК КПСС, по ним состоялось решение Секретариата ЦК КПСС. Кстати, по существу – это была первая в истории возрождения отечественной социологии оперативная (и к тому же позитивная, что бывало не часто) реакция ЦК КПСС на результаты конкретного социологического исследования. Руководство КП Эстонии с благодарностью вспоминало московских социологов, благодаря работе которых республика получила необходимые финансовые и технические ресурсы для развития республиканского телевидения. Таким образом отдел заявил о себе, но по каким-то, мне неизвестным, причинам его руководитель д.ф.н. Н.М.Блинов от занимаемой должности был освобожден, хотя и остался в Институте.

<...>

Новым директором был назначен известный ученый в области статистики, член-корреспондент Т. В. Рябушкин. Он предложил мне возглавить всю закрытую проблематику Института (помимо КГБ Институт проводил исследования в интересах Министерства обороны). В Институте был создан Ученый совет по закрытой проблематике. В него вошли видные ученые как Института социологических исследований, так и других институтов: д.ф.н., профессор И.М.Кейзеров (АОН при ЦК КПСС), член-корреспондент АН СССР Г.В.Осипов, д.и.н., профессор Г.Л.Бондаревский, д.ф.н., профессор В.Г.Смолянский, д.ф.н., профессор М.С.Джунусов, д.ф.н. М.Ф.Дороговцев, д.ю.н., профессор В.П.Казимирчук (Институт государства и права АН СССР), д.ю.н., профессор В.С.Гулиев (Институт государства и права АН СССР) и другие.

Работа по закрытой проблематике была моей основной заботой вплоть до марта 1983 года, т. е. до назначения меня на должность директора Института.

<…>

В Нью-Дели я познакомился с социологом из Канады. Он подошел ко мне после моего выступления на симпозиуме, посвященном нашим исследованиям образа жизни. Меня приятно удивило его хорошее знание русского языка: он говорил практически без акцента. Мы обменялись какими-то общими фразами, он выразил свое удовлетворение моим докладом, в частности, тем, что в нем не затушевывались проблемы и недостатки советского образа жизни.

Спустя какое-то время этот профессор появляется в Москве, в Институте социологии, и предлагает мне написать книгу на тему: «Социология и КГБ» и издать ее в Канаде. Я спросил его, почему с подобным предложением он обращается ко мне. На что последовал ответ: ему известно, что я достаточно информированный в этой области человек, может быть, даже самый информированный. Я вынужден был разочаровать его своим решительным отказом. Больше мы с ним не встречались.


<...>

https://bookz.ru/authors/vilen-ivanov/sociolog_204/1-sociolog_204.html

Но ведь работа на КГБ - это же и было самое интересное, о чем он вообще может рассказать. Что именно писали ученые-моченые для КГБ, как описывали советское общество, какие советы давали, какие резолюции в КГБ накладывали на их доклады, какие решения принимали?

Все остальное - мелочное брюзжание, тоскливая выспренность, жалкая графомания, выяснение личных отношений.

И ведь никакой секретности в этих отчетах уже давно нет и быть не может, даже в глазах самых параноидальных защитников Государственной Тайны. Особенно - на фоне огромного массива рассекреченных документов советской эпохи, включая разнообразные доклады и записки в ЦК, которые готовили статистические и финансовые органы, не говоря уже о самом КГБ.

Неужели никто так ничего и не опубликовал? Неужели все эти д.ф.н., д.ю.н. и прочие академические светила на службе КГБ так и молчат в тряпочку?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments