Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Отголоски старой жизни

Увидел в ленте несколько ссылок на рассказ о забытом поместье - https://www.facebook.com/fromfog/posts/1838456166211143

В этой связи вспомнилась история, многие детали которой я уже подзабыл, но, может быть, позже получится вспомнить.

Это был, наверно, 1990 год. В Ленинграде на выборах в Ленсовет победу одержали разрозненные демократы, Чубайс стал заместителем председателя исполкома и председателем комитета по экономической реформе (я так и не мог понять, что означает "экономическая реформа" в контексте управления городом, но это уже оффтопик). Под его патронажем периодически проходили всякие конференции, семинары и все такое прочее, в том числе с приглашением иностранцев.

И вот на одно из таких мероприятий был приглашен какой-то польский экономист. Мне вспоминается, что это был покойный Ян Винецкий, но твердой уверенности нет. Он приехал с женой, и в каком-то контексте всплыло, что его жена происходит из старинного княжеского рода Мышецких, что ее предки якобы жили в своем поместье около Тихвина, и что она очень бы хотела взглянуть на это место. Но что это за место, она не знала.

Чубайс спросил меня, не могу ли я помочь. А так как я тогда не вылезал из Публички и, в частности, хорошо представлял себе структуру ее зала справочной литературы, то для меня это было ерундовое дело. Я сразу нашел какой-то старинный справочник, не помню уже какой, где фигурировало название нужного поместья и села неподалеку от Тихвина. Сейчас я вижу, что есть люди, занимающиеся достаточно детальным исследованием княжеского семейства Мышецких (скажем, вот и вот); тогда я ничего этого, конечно, не знал.

Дальше надо было найти машину, что по нашим нищенским временам было не совсем тривиальным делом. Тем не менее, у кого-то нашелся знакомый с жигулем, готовый за сто долларов (естественно, Винецкого - у меня таких деньжищ не бывало) потратить день на поиски поместья. И мы поехали - этот водитель, Винецкий с женой и я.

Для тогдашнего меня эта поездка стала, как это ни смешно звучит, открытием сельской России. Дело в том, что я родился и вырос в Ленинграде, родственников в деревне никаких, понятное дело, не имел, и сельскую местность видел только в окрестностях Ленинграда - условно говоря, между Лугой на юге и Выборгом на севере. А это все регион исторически был финский, русское сельское население там сравнительно недавнего, или вообще самого недавнего, происхождения. На востоке Ленинградской области, включая тихвинские земли, я до этого никогда не бывал.

И когда мы стали колесить по тихвинским деревням, расспрашивая случайных людей на автобусных остановках, не слыхали ли они о помещичьей усадьбе с таким-то названием, то для меня было полнейшей неожиданностью обнаружить, что память о дореволюционных помещиках еще вовсе не исчезла. Люди постарше отзывались на упоминание князей Мышецких, вспоминали рассказы родителей.

Наконец, в одной из деревень нашелся человек лет пятидесяти, который сказал, что может показать нам место, где стояла усадьба. Он привел нас на окраину поселка, где было нечто вроде давно запущенного и частично заболоченного небольшого парка - точнее, остатков парка. Когда-то ровная почва превратилась в ямы и кочки, при этом среди кочек стояли необыкновенной высоты старые березы с очень ровными и толстыми стволами. Они буквально уходили в небо. Наш проводник рассказал, что, по словам его отца, здесь и стояла усадьба, а отец помнил ее хозяев. Высоченные березы обрамляли аллею, ведущую к усадьбе (от которой уже ничего не осталось). Далее проводник рассказал, что в годы его детства и молодости парк сохранялся в первозданном незаболоченном виде, а причиной тому был качественный дренаж. Но, рассказал он далее, уже где-то в 70-е годы местный начальник решил использовать металлические дренажные трубы парка для мелиорации полей. С этой целью подогнали экскаватор, который эти трубы одну за другой и вытащил. Наш рассказчик вздыхал, когда вспоминал, какие они были ровные и блестящие, ничуть не потеряв своего качества за десятки лет. Естественно, в результате варварского вытаскивания они порвались, погнулись и ни к чему больше не годились, так что весь мартышкин труд был напрасным.

Еще вспоминается, что во время наших поисков мы заехали в какой-то тупик, полузаброшенную деревню. Спросили дорогу у проходящей мимо старушки, а она зазвала нас к себе в домик поить чаем. И напоила, угостив при этом единственным лакомством, которое нашлось в доме - булочками из ржаной муки без начинки, которые она пекла для себя сама. Она очень хорошо помнила и коллективизацию, и как хорошо жила до нее...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments