October 6th, 2020

Об статистику

Среди авторов "Дипломатического словаря" был забытый сегодня близкий сотрудник Ленина Александр Григорьевич Гойхбарг (его имя можно встретить в томах полного собрания сочинений Ленина, особенно в материалах, связанных с работой так называемого Малого Совнаркома). <...> Запомнился его рассказ о подготовке к Генуэзской конференции 1922 г. Ленин, понимавший, что в Генуе перед советскими делегатами будет поставлен вопрос об уплате российских долгов по займам в странах Западной Европы, заботился о выработке контраргументации. Он поручил Гойхбаргу подсчитать, во сколько обошлось Советской России участие стран Антанты в интервенции 1918—1920 гг. Через несколько дней Александр Григорьевич принес Ленину результаты своих изысканий. Выслушав своего сотрудника, Владимир Ильич сказал: «Мало! Надо удвоить!».

https://nni.jes.su/s013038640001429-9-1/?sl=ru

гуманность и отходчивость

Впервые петербуржца судили за избиение полицейского в 2017 году. Прокурор вынуждена была отказаться от обвинения. Обиженный Исаковым сотрудник заявил ходатайство о прекращении дела, так как принял извинения и счел справедливость восторжествовавшей.

Идентичную гуманность проявил и сотрудник ГИБДД Красносельского района. В сентябре 2018 года на проспекте Народного Ополчения старший лейтенант полиции, встретив за рулем хулиганистого Исакова, предложил ему проследовать в отдел, за что удостоился бранной речи и удара в живот. Водителя задержали, полицейского признали потерпевшим. Факт «нравственных страданий и физической боли» был зафиксирован. Но в суд сотрудник пришел с просьбой о помиловании. Судья Каринэ Качаранц прекратила дело.

В августе 2016 года, как писала «Фонтанка», произошло самое знаковое примирение полицейских с их обидчиками. Сотрудники уголовного розыска приняли извинения от участников бойни в отеле «Лансдорф», где оперуполномоченному Исламу Хамерзаеву прострелили голову.


https://www.fontanka.ru/2020/09/29/69485705

Богатая и содержательная жизнь интеллектуальной помойки

Недавняя фейсбушная запись Дмитрия Сичинавы о безумной войне Греции против названия страны Македонии (https://www.facebook.com/mitrius/posts/10158805324658064) напомнила другой эпизод - гораздо меньшего масштаба, но в чем-то даже более фантастический.

В общем, был когда-то такой журнал "Большевик". Начал издаваться в 1924 году, редактировали его сначала Бухарин, Вардин и Каменев, потом постепенно главную скрипку там стали играть молодые бухаринцы Слепков и Астров, и пока их не выгнали, то есть до конца 20-х годов, он был достаточно живым и интересным, хотя и очень агрессивным. Потом он стал сухим официозом, потом переименовался в "Коммунист". Потом в 87 году главным редактором стал Биккенин, а редактором и заведующим отделом экономической политики - Гайдар, и журнал снова резко посвежел. Потом, после падения советской власти, он стал называться "Свободная мысль" и некоторое время был основной площадкой для Дмитрия Ефимовича Фурмана, плюс время от времени там появлялись и другие неплохие авторы. А потом этот колобок докатился до Делягина и стал помойкой, притоном самых глупых украинофобов, самых рьяных анти-норманистов, самых нелепых коммунистов и, конечно, отборной коллекции прославленных ученых дураков Запада, типа Хобсбаума, Валлерстайна, Коэна и Кьезы.

И вот случилось им напечатать во втором номере за 2018 год статью двух авторов, преподавательницы из Оша и студента из Томска, под заголовком "Кыргызско-узбекские противоречия как фактор политического развития Кыргызстана". Статья как статья, вполне содержательная, информативная.

Но где-то что-то переклинило - и главный редактор помчался в Каноссу. Оказывается, использование слова "Кыргызстан" и производных от него - это не просто выбор автора, а нечто ужасное, что надо замаливать и искупать. Поэтому срочно публикуются "официальные извинения", где главный редактор просит у почтеннейшей публики нижайшего прощения за то, что "по вине технических сотрудников редакции были допущены грубые нарушения норм русского языка, выразившиеся в множественном (включая заголовок) использовании не существующих в нем слов «кыргыз», «Кыргызстан» и производных от них".

Но, видимо, слово "Кыргызстан" кажется редакции настолько неприличным, возмутительным и чудовищным, что в веб-версии покаятельного спаслания оно на всякий случай, от греха подальше, выброшено вообще, чтобы читатель не упал в обморок от ужаса. И если читатель не поймет, в чем, собственно, заключался "прискорбный инцидент" и за что наш герой падает в ноги "братскому киргизскому народу, властям и общественным организациям Киргизии, а также всем", то, наверно, оно и лучше - целее и прочнее будет его, читателя, духовная нравственность.