August 31st, 2009

Об историческую память

Все обсуждают результаты опроса псевдо-ВЦИОМа - http://wciom.ru/novosti/press-vypuski/press-vypusk/single/12358.html

Интересны два результата.

Первый, вполне предсказуемый - что в России "Вторая мировая" почти тождественна "Великой отечественной"; соответственно, считающих, что война началась в 1941 году, в три раза больше, чем считающих, что она началась в 1939 году. Честно сказать, было бы странно, будь оно иначе.

Второй, менее предсказуемый - что вся многолетняя (многодесятилетняя) демагогия насчет "анло-французских поджигателей войны", "мюнхенского сговора" и т.д. была насмарку. Среди причин войны ответ "Политика "умиротворения германского агрессора" со стороны Англии и Франции" получил всего лишь 10 процентов, даже меньше неполиткорректного ответа "Подписание пакта "Молотова - Риббентропа", который гарантировал Гитлеру нейтралитет со стороны СССР".

О статье Сергея Алексашенко

saleksashenkoСергей написал в "Ведомостях" об основных направлениях бюджетной политики на следующие три года, подготовленных минфином. Он усмотрел в них перекос - значительный рост пенсий при одновременном урезании зарплат бюджетников, закупок оборудования и инвестиций - и объясняет, почему это плохо.

Не ставя под сомнение правильность его анализа (сам я минфиновский документ не смотрел), все-таки хорошо бы упомянуть, что в таком бюджетном повороте может быть и немалый смысл. Например, можно предложить как минимум несколько соображений.

Во-первых, в российских реалиях пенсионные расходы - едва ли не наименее, так сказать, распильные. Элемент коррупции, политиканства, разного рода нечистоплотности и воровства здесь, думается, минимальный. Не знаю, насколько велики дискреционные расходы пенсионного фонда (на поощрение персонала, строительство и ремонт офисов и т.д.), сидят ли они напрямую в бюджетных статьях, направленных на пенсионную систему - но даже если и сидят, то их доля в этих средствах вряд ли сильно велика. То есть насчет этих денег мы можем быть более или менее уверены: они пойдут пенсионерам. Опять же, пенсионная система в России достаточно эгалитарна, то есть ситуация, при которой значительная часть пенсионных денег попадет только узкому кругу "особых" пенсионеров, тоже кажется очень маловероятной.

Не знаю, насколько этот аспект осознается и принимается во внимание, но он очень важен.

Во-вторых, с более общей точки зрения, денежные субсидии всегда предпочтительнее субсидий в натуральной форме, особенно если речь не идет о субсидировании каких-то маргиналов, в рациональной дееспособности которых мы сомневаемся. И если Сергей совершенно справедливо считает правильной идею монетизации льгот (даже если проведена она была не самым удачным образом), то почему он осуждает такую же де-факто монетизацию, выражающуюся в более ускоренном росте пенсий по сравнению с ростом бюджетного финансирования социальных секторов, оказывающих помощь пенсионерам (медицина и т.д.)? Он спрашивает - "если, например, пенсии повысить, а зарплату врачам понизить или перестать закупать лекарства в больницы, ремонтировать дома престарелых, разве от этого жизнь пенсионеров реально улучшится?" То есть он имплицитно предполагает, что речь идет об одних и тех же деньгах. А если так, то на вопрос, что лучше, - дать дополнительные сколько-то миллиардов на повышение пенсий или дать эти же миллиарды на рост зарплаты обслуживающих пенсионеров врачей, на рост закупок лекарств для пенсионеров, на ремонт домов престарелых, - я бы ответил, что лучше дать пенсионерам рубль живыми деньгами, чем пятьдесят копеек услугами. Если быть последовательным, то имеет смысл легализовывать, упрощать, развивать параллельные механизмы платной социальной помощи, давать пенсионерам возможность выбора, чтобы они сами решали, потратить ли им этот дополнительный рубль на лекарства или на что другое.

То есть, конечно, хорошо иметь и то, и другое, и третье, но вся проблема именно в выборе из ограниченных возможностей.

В-третьих, о несокращаемости пенсионных расходов. С этим нельзя согласиться. В реальности пенсионные расходы сокращаются хотя бы в силу той самой инфляции, о которой сам Сергей и пишет. Главное же - нельзя говорить о проблемах пенсионеров, оставляя в стороне проблему пенсионного возраста. Я об этом писал еще четыре года назад (http://bbb.livejournal.com/1426230.html), но менее актуальной тема, как мне кажется, не стала. Более того - повышение пенсий как раз и дает возможность вернуться к проблеме пенсионного возраста с тем, чтобы усилить адресность пенсий, увеличить поддержку тех, кто больше всего нуждается и т.д.

О пленных в советско-польской войне 1920 года

На память - главка из самой фундаментальной, на сегодняшний день, работы по истории советско-польских отношений 1919-1921 годов, книги Ежи Боженцкого (Jerzy Borzęcki "The Soviet-Polish Peace of 1921 and the Creation of Interwar Europe" Yale University Press. 2008)

(текст - страницы 187-189, примечания - страницы 373-375; страница 187 доступна в гугльбуке по линку http://books.google.com/books?id=wjsk1sdZzdIC&pg=PA187)

Collapse )

Об фальсификацию истории

IPN odpowiada na rosyjskie próby fałszowania historii

Forsowanie twierdzeń ewidentnie nieprawdziwych i kłamliwych w imię bieżących interesów politycznych nie służy prawdzie historycznej i dialogowi, nie służy ani Rosji, ani Polsce - pisze prezes IPN Janusz Kurtyka w odpowiedzi na podważanie przez Rosję historycznych faktów dotyczących II wojny światowej.

"Rzeczpospolita" dotarła do specjalnego oświadczenia prezesa Instytutu Pamięci Narodowej.

Pełna treść oświadczenia prezesa IPN Janusza Kurtyki:
Collapse )