September 12th, 2004

Масхадов - Бин Ладен или Арафат?

Сравнение Масхадова с Бин Ладеном - эффектное, но в корне ошибочное. Пока эта ошибка на вскрыта, эффектность сравнения может привести к ложным выводам.

Правильное сравнение - не с Бин Ладеном, а Арафатом, то есть человеком, претендущим на лидерство в будущем национальном государстве, которое ведет борьбу за сецессию.

Никто не сомневается в том, что палестинские террористические организации ведут войну против гражданских лиц Израиля, в том числе специально целясь в детей. При этом никто не ставит под сомнение необходимость переговоров с руководством палестинской автономии, представители которой в Москве называют себя посольством Палестинского государства (www.palestine.ru) и, по всей видимости, пользуются дипломатической неприкосновенностью. И это правильно.

Да, время от времени раздаются голоса о том, что с Арафатом переговоры вести не следует. Но подразумевается под этим всего лишь тот факт, что Арафат лично как руководитель себя не оправдал, что надо искать или ждать других, более ответственных руководителей. Такова, собственно, позиция самого Израиля.

Чеченцы и ингуши

Интересно, что до сих пор, кажется, никто не обратил внимание многочисленных любителей порассуждать о том, что "чеченцы - урожденные бандиты, грабители и враги России" - на пример ингушей. Судя по всему, различие между чеченцами и ингушами очень незначительное, традиционные формы общественной жизни схожие, историческая судьба тоже схожа. Но для ингушей важнейшей национальной проблемой стал конфликт с Осетией, который можно хоть как-то решить только в рамках внутри-российских отношений - поэтому главная надежда ингушей была на завоевание благорасположения Москвы. В итоге - во всяком случае, до недавнего времени - никто ингушей грязью не поливал, закатать Ингушетию в асфальт не призывал, об ингушской угрозе миру и об извечном призвании ингушей вредить России не кричал.

Типичнейшая вещь - преходящую ситуативность изображают как непреложную историческую константу. Когда хорваты опасались итальянской аннексии Далмации, то врагом для них была Италия, а другом Сербия, и раздел проходил, так сказать, по линии славянства/неславянства. Когда же итальянская угроза ослабла, а сербская усилилась, раздел стал проходить по линии католичества/православия, и Италия оказалась союзником, а Сербия врагом. И все это - на протяжении нескольких десятков лет. Но не приходится сомневаться, что бумаги измарано было на предмет разговоров об извечном противостоянии славян неславяном (а чуть попозже - об извечном противостоянии православных и католиков) - немеряно. Она и не такое стерпит, бумага-то.