June 7th, 2003

Выложить ли старую статью Фурмана

Пожалуй, стоит. Эта статья - "Выбор князя Владимира". Напечатана в "Вопросах философии", номер 6 за 1988 год, стр. 90-103. В сети ее нет, журнал сам за давностию лет не каждому доступен, а острый дискуссионный интерес статья нимало не потеряла. Выложу как есть, не внося никаких исправлений в исходный текст.

Фурман - "Выбор князя Владимира"

Д. Б. ФУРМАН

ВЫБОР КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА

Обстоятельства крещения Руси окружены легендой. Летопись говорит, что на восьмом году княжения князя Владимира Святославовича, в 986 году, к нему пришли четыре посольства из разных стран, каждое из которых расхваливало религию своей страны и убеждало Владимира принять ее. Это были: волжские булгары - мусульмане, призывавшие его принять ислам, хазарские евреи, посланцы Рима и Византии. Владимиру не понравилось, что по мусульманскому закону нужно совершать обрезание, нельзя есть свинины и особенно - что нельзя пить вина, в связи с чем он произносит знаменитую фразу: «Руси есть веселье питье, не можем бес того быти». Папских посланцев он отсылает с неясной мотивировкой: «Идите откуда пришли, ибо и отцы наши не приняли этого (Идете опять, яко отци наши сего не приняли суть)» [1]. Иудаизм Владимир отвергает, говоря, что раз своей земли у евреев нет, следовательно, бог их не любит, а значит, и религия у них ложная. Представитель греков, «философ», произносит очень длинную и красивую речь, которая, очевидно, произвела сильное впечатление. Вслед за этим Владимир уже сам посылает послов в разные страны, так сказать, «посмотреть» религии этих стран. О евреях на этот раз ничего не говорится. Мусульманское богослужение показалось послам смешным и нелепым («поклонився, сядеть и глядить семо и овамо, яко бешенъ и несть веселья в них, но печаль и смрад велик»), западное христианское - недостаточно красивым («красоты не видехомъ некоеже») [2], греческое же очень понравилось, и Владимир совершает выбор. Далее излагается история похода на Корсунь, брака с Анной и собственно крещения Руси в 988 году.

[1] «Повесть временных лет». Статьи и комментарии Д. С. Лихачева, т. I. М.- Л., 1950, с. 60, 258.
[2] Там же, с. 74, 274.

Очевидно, этот рассказ - наполовину легенда, наполовину - чисто литературное произведение. Но, на наш взгляд, как бы ни соотносился рассказ с реальными историческими событиями, в нем содержится одна очень важная истина. И эту истину автор, излагавший дело так, как оно ему представлялось, уловил и передал именно в силу собственной наивности и простодушия. Истина эта заключается в том, что Владимир и его окружение - раннефеодальная верхушка русского общества - не орудия каких-то безличных сил, а живые люди, совершившие жизненный выбор, который, как и любой выбор, мог быть и каким-то иным. И выбор этот, опять-таки как любой жизненный выбор, был выбором сложного целого (в данном случав - религии), основывавшимся на неполном знании этого целого. И именно это волевое решение заранее не предрешенной ситуации делает крещение Руси историческим событием, как наши решения различных жизненных ситуаций (выбор профессии, жены, мировоззрения и т.д.) являются событиями наших биографий. И как бы ни менялись наши представления о том, как реально происходило принятие христианства, какие влияния и силы боролись при дворе Владимира и в обществе (о чем мы сейчас почти ничего не знаем), новые гипотетические знания не могут поколебать этой «наивной истины» летописного рассказа. Выбор может быть более или менее трудным, на него могут влиять те или иные мотивы и факторы, он мог совершаться в той или иной форме, но это всегда - выбор.
Collapse )