November 10th, 2002

К годовщине смерти Брежнева

Примерно тогда же, году в 82-м, мой тогдашний очень близкий товарищ, однокурсник, ныне уже покойный, рассказал мне, что у Салтыкова-Щедрина есть такая удивительная книга "За рубежом". Я тогда же ее купил и прочитал, экземпляр с моими тогдашними подчеркиваниями лежит передо мной. Книга эта стала тогда для меня одним из эталонов человеческой порядочности и благородства.

Понятно, что все аналогии хромают, все они условны. Тем не менее я находил эту книгу исключительно актуальной.

Вот, например.

--------------------

"Когда я был в школе, то в нашем уголовном законодательстве еще весьма часто упоминалось слово "кнут". Нужно полагать, что это было очень серьезное орудие государственной Немезиды, потому что оно отпускалось в количестве, не превышавшем 41-го удара, хотя опытный палач, как в то время удостоверяли, мог с трех ударов заколотить человека насмерть. Во всяком случае, орудие это несомненно существовало, и, следовательно, профессор уголовного права должен был так или иначе встретиться с ним на кафедре. И что же! выискался профессор, который не только не проглотил этого слова, не только не подавился им в виду десятков юношей, внимавших ему, не только не выразился хоть так, что как, дескать, ни печально такое орудие, но при известных формах общежития представляется затруднительным обойти его, а прямо и внятно повествовал, что кнут есть одна из форм, в которых высшая идея правды и справедливости находит себе наиболее приличное осуществление. Мало того: он утверждал, что сама злая воля преступника требует себе воздаяния в виде кнута и что, не будь этого воздаяния, она могла бы счесть себя неудовлетворенною. Но прошло немного времени, курс уголовщины не был еще закончен, как вдруг, перед самыми экзаменами, кнут отрешили и заменили треххвостною плетью с соответствующим угобжением с точки зрения числа ударов. Я помню, что нас, молодых школяров, чрезвычайно интересовало, как-то выврнется старый буквоед из этой неожиданности. Прольет ли он слезу на могиле кнута или надругается над этой могилой и воткнет в нее осиновый кол. Оказалось, что он воткнул осиновый кол. Целую лекцию сквернословил он перед нами, как скорбела высшая идея правды и справедливости, когда она осуществлялась в форме кнута, и как ликует она теперь, когда, с соизволения высшего начальства, ей предоставлено осуществляться в форме треххвостной плети, с соответствующим угобжением. Он говорил, и его не тошнило, а мы слушали, и нас тоже не тошнило."

---------------------

"В России - впрочем, не столько в России, сколько специально в Петербурге - мы существовали лишь фактически или, как в то время говорилось, имели "образ жизни". Ходили на службу в соответствующие канцелярии, писали письма к родителям, питались в ресторанах, а чаще в кухмистерских, собирались друг у друга для собеседований и т.д. Но духовно мы жили во Франции. Россия представляла собой область, как бы застланную туманом, в которой даже такое дело, как опубликование "Собрания русских пословиц", являлось прихотливым и предосудительным; напротив того, во Франции все было ясно как день, несмотря на то, что газеты доходили до нас с вырезками и помарками. Так что когда министр внутренних дел Перовский начал издавать таксы на мясо и хлеб, то и это заинтересовало нас только в качестве анекдота, о котором следует говорить с осмотрительностью. Напротив, всякий эпизод из общественно политической жизни Франции затрогивал нас за живое, заставлял и радоваться, и страдать. В России все казалось поконченным, запакованным и за пятью печатями сданным на почту для выдачи адресату, которого зараньше предположено было не разыскивать; во Франции - все как будто только начиналось. И не только теперь, в эту минуту, а больше полустолетия сряду все начиналось, и опять и опять начиналось, и не заявляло ни малейшего желания кончаться...

[Правда, для начала 80-х годов такой Францией для нас была, скорее, Польша... - Б.]

------------------------

"Человек того времени настолько прижился в атмосфере, насыщенной девизом "не твое дело", что подлинно ему ни до чего своего не было дела. Так что избирательная борьба между Кавеньяком и Бонапартом, несомненно, больше занимала русские мыслящие умы, нежели, например, замена действительного тайного советника Перовского генералом-от-инфантерии Бибиковым 1-м."

-----------------------

Впрочем, остановлюсь на этом...

Вот с такими настроениями ветреным ноябрем 82-го года покидали мы эпоху.

Еще раз о московских газах - "Вашпост", информативно

http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/articles/A30505-2002Nov8.html

Moscow Gas Likely A Potent Narcotic Drug Normally Used To Subdue Big Game

By David Brown and Peter Baker
Washington Post Staff Writers
Saturday, November 9, 2002; Page A12

The gas used to subdue terrorists and their hostages in a Moscow theater two weeks ago most likely was an aerosol form of carfentanil, an extremely potent narcotic normally used to used to sedate big game animals.

The gas, which appears to be responsible for the deaths of 123 of the 128 hostages killed during the crisis, may have also contained halothane, an inhalational anesthetic that has been used in surgery for nearly 50 years. While each compound can be lethal on its own, mixing them is likely to greatly increase the hazard.

Those are among the conclusions reached by numerous scientific experts based on eyewitness reports, observations of physicians who treated the stricken hostages, the condition of the patients, statements by Russian officials and several laboratory tests performed on survivors.
Collapse )

Репортаж из Грозного - "Вашпост"

http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/articles/A33331-2002Nov9.html

Chechens View Themselves as Hostages of War. Few Condemn Moscow Theater Siege

By Sharon LaFraniere
Washington Post Foreign Service
Sunday, November 10, 2002; Page A24

GROZNY, Russia -- It was 20 seconds past 7:30 p.m. last Sunday, by the stopped clock on the wall, when a twirling mortar shell lobbed from the Russian military's main base plunged through the roof of a one-room red-brick house, leaving a melon-size hole, and struck Mariat Nasarkhoeva. The woman, 23 and two months pregnant, died instantly. The explosion scorched the white blanket that swaddled her 5-month-old.
Collapse )

Что делать со слонами? - "Вашпост"

Фактически - о тупиковости нерыночного энвиронтментализма

http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/articles/A33458-2002Nov9.html

Ivory Ban Has High Cost for Rural Africans. Resurgent Elephants Trample Harvests

By Emily Wax
Washington Post Foreign Service
Sunday, November 10, 2002; Page A01

VOI, Kenya -- There are chubby elephant footprints all over Jacqueline Mwaviswa's farm. But she doesn't think they're cute or even interesting. Love of the floppy-eared, six-ton elephant is something for tourists and wildlife conservationists, says this grandmother of 15.

She's upset because an overnight elephant rampage around her village last week left her entire food supply for the next two months -- her cashew nuts, her cassava and banana trees, her mangos and maize -- trampled and devoured by the world's largest living land mammal.

In Voi and the other poor rural villages that ring Tsavo National Park in southern Kenya, elephants -- with their nimble trunks and wide, padded feet -- have not only destroyed $30,000 worth of food, but have also killed four people since April, causing schools in the area to close and local leaders to urge villagers to arm themselves against marauding wildlife.

"The elephants have spoiled everything," Mwaviswa said as she walked through her shredded fields. "Why can't we get rid of some of them?"

Her question is the focus of an emotional and complex debate halfway around the world this week as 160 countries meet in Santiago, Chile, for the U.N. Convention on International Trade in Endangered Species of Wild Fauna and Flora, known as CITES. The southern African nations of Botswana, Namibia, Zimbabwe, Zambia and South Africa are pushing for revision of a 13-year-old global ban on the sale of ivory that would allow them to sell stockpiles of elephant tusks worth millions of dollars. And while the proposal involves mostly the tusks of elephants that died from natural causes, some rural Africans are wondering whether it's time to allow some of the continent's larger herds to be thinned out.
Collapse )