June 17th, 2002

мелкий быт

В американском (не русском!) магазине "Родманс" открыты национальные микроотделы. Греческий, индийский, русский. В греческом обнаружена новая полезная разновидность вишневого варенья. В русском - разнообразные рыбные консервы из России и Латвии. Традиционные шпроты - 79 центов. Это, получается, 25 рублей банка. Бычки в томате и т.д. Вологодское масло из Пенсильвании.

Упало разнообразие бельгийских пив. Нету Корсендонка и Хогардена. Зато появились два Балтики (кажется, 9-я и 4-я), пиво Московия (говорят, это экспортное название Очаковского?) и еще какое-то украинское. Вот тебе и Джексон с Вэником.

Театр "Классика"

Коммент напомнил об интересном явлении - театр "Классика" в Ширлингтоне, Вирджиния. Это на самом деле Вашингтон.

Их сайт - http://www.classika.org

Маленький такой театрик, но вполне настоящий, со своей труппой, двумя сценами, всеми делами. Основан русскими, работают большей частью русские, все основано на русской театральной традиции, некоторые пьесы прямо переведены с русского - но играют ТОЛЬКО по-английски, ориентированы ТОЛЬКО на американскую аудиторию.

Понятно, что у них есть гранты штата и все такое.

Тем не менее - один из очень немногих успешных русских культурных проектов, изначально не ориентированный на русскую общину.

Белинков

Из ненапечатанного предисловия к западному издательству книги об Олеше:

Я ничего не меняю в тексте, написанном и частично напечатанном в Советском Союзе. Нехитрая вещь для свободного человека, живущего в свободной стране, — вместо строчки: «Свобода, которую принесла революция, была, по-видимому, не совсем тем, что дореволюционной интеллигенции казалось революция обещает», — написать так: «Революция уничтожила свободу людей и установила тоталитарную диктатуру».

Я не делаю этой нехитрой вещи, потому что я хочу, чтобы мои читатели знали, что я никогда не написал и не напечатал в Советском Союзе ни одной советской строки. Любую из своих строк, написанных в Советском Союзе, я без стыда могу напечатать в свободном мире. Я жил в стране-застенке и писал то, что хотел писать. Меня или сажали в тюрьму, или не печатали, или печатали, вырывая страницы, главы, куски сердца. Но ни одной строки, угодной им, удобной им, они не могли заставить меня написать.


http://www.rusmysl.ru/1900-99diasp/437717Sent20.html