Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Categories:

Вот, пожалуй, самый интересный материал на горбачевском сайте

Круглый стол, на котором обсуждается известная книга Митрохина "Русская партия". Дискуссия называется - "Идейные группировки в аппарате ЦК КПСС в предперестроечный период" (8 июня 2004 г.).

Линк - http://www.gorby.ru/rubrs.asp?rubr_id=388 (работающий линк - http://www.gorby.ru/activity/conference/show_388).

Самое интересное, конечно - это выступление Биккенина (плюс его реплики в ходе выступлений других) (работающий линк - http://www.gorby.ru/activity/conference/show_388/view_23628).

Надо бы найти его изданную в 2003 году книгу. Еще два интервью с ним - http://www.tatworld.ru/article.shtml?article=423 и http://www.tatmir.ru/article.shtml?article=424.

Еще поучительно выступление Вадима Медведева (работающий линк - http://www.gorby.ru/activity/conference/show_388/view_23622). Самое интересное в нем - это как в его голове соотносятся практическое знание об устройстве современного ему партаппарата (весьма здравое) и нелепо-мифологические представления о советском прошлом. Крайне характерно высказывание: "<...> в годы революции и после нее еврейское население и другие национальные группы (латыши, грузины) были очень сильно настроены в пользу жесткой диктатуры, в пользу жестких революционных методов, репрессивных мер против всех врагов революции. Известно, какую роль выходцы из этой среды сыграли и в армии, репрессивных органах, и других структурах."

А ведь он считался профессором, членкором, экономистом - то есть как бы из области общественных наук. Плюс и партработник. Очевидно - человек наблюдательный. И при этом полнейшее невежество в области советской истории, то есть событий не просто относительно недавнего времени (тридцать-сорок лет назад), но еще и критически важного времени, то есть в области формирования политического режима, без понимания природы которого все практическое знание внутренних административных шестеренок и раскладов теряет смысл.

Это историческое невежество не случайно, оно носило системный характер. Оно было зашито в механизм системы, оно было неизбежно и оно же привело ее к краху. Именно оно, как я думаю, является главным объяснением "горбачевского феномена", над которым размышляет Фурман.

Пожалуй, надо будет подробнее раскрыть этот момент. Проще всего, наверно, напрямую скопировать из комментов, примерно так:

*************

Искажения искажениям рознь. Одно дело - искажения, так сказать, unintentional, которые, действительно, всегда идеологически мотивированы. Например, это то, что мы сейчас. Другое - когда имеется совершенно сознательная и целенаправленная фальсификация на уровне школьных и вузовских учебников, как это имело место в СССР где-то, скажем, после письма Сталина в "Пролетарскую революцию". А третье - это то, что получилось в СССР на излете 70-х, когда к власти стало приходить поколение, выросшее на этих учебниках и даже не догадывающееся о том, что они целенаправленно фальсифицированы. Точнее, они догадывались - но только о некоторых фальсификациях.

В этом я и вижу феномен Горбачева. Его приход и разрушение сталинского насления был прямым результатом сталинской политики - политика заключалась в том, чтобы спрятать и зафальсифицировать ключевые аспекты системы, в итоге к власти пришло поколение, так и не узнавшее о существовании этих аспектов и на них немедленно и споткнувшееся. Я все собираюсь написать об этом подробнее.

В этой связи исключительно важным мне кажется такой момент.

Как известно, в СССР были "тайные исторические курсы", которым обучали избранных. Самый яркий пример - знаменитый учебник по истории органов госбезопасности, найденный в Латвии и выложенный онлайн. Или, скажем, военно-исторические исследования тактического и оперативного уровня, которые писались в советское время, а сейчас стали рассекречиваться. Но, как мне представляется, на этом фоне совершенно поразительным оказывается отсутствие секретных исследований советской политической истории. Скажем, история революция, гражданской войны, нэпа - вполне себе были объектом дискуссий. За эти дискуссии можно было схлопотать по шапке, но они все-таки имели место. А вот политическое устройство СССР оказалось объектом фальсификации не просто тотальной, но еще и окаменелой. Кроме разве эпизода с коллективизацией, все остальное было исключено из исследований. Соответственно, не было ни секретных исследований, ни секретных диссертаций, ни секретных учебников. В результате горбачевы, биккенины и медведевы могли на собственном опыте осваивать устройство аппарата, но природу режима они узнавали оттуда же, откуда и руководимые ими лохи - из вузовского курса "Истории КПСС".

У сталинской системы было несколько ключевых элементов, и как минимум одним из них - а я склоняюсь к тому, что главным - было понимание глубины и серьезности национальных проблем СССР. "Команда Сталин", как ее назвал Виткрофт, это поняла опытом, прочувствовала до глубины мозга, сердца и кишок. С чем угодно можно играть и манипулировать, но не с национальным вопросом. Именно он (в смысле - формат его решения) был и основой существования системы, и тем яйцом, в котором таилась ее смерть. И ЭТОТ аспект никогда не становился объектом модификаций, дискуссий, исследований, изучений.

"Команда Сталин" эту систему знала, личным воспитанием выучила своих учеников-сталинцев, но ОПИСАНИЙ этой системы, ее отстраненного раскладывания по полочкам - не было. Ни публично, ни в глубочайшей тайне. Механизма передачи знаний об этом - не существовало. При этом если Сталин мог выращивать своих сталинцев лично, то после войны, как это свойственно для больших развитых систем, воспитание новых поколений политиков институционализировалось, стало осуществляться через механизм университетов, преподавания, газет и журналов, радио и телевидения и т.д.

Поэтому и произошел перелом. Брежнев-Андропов-Суслов-Устинов - это были абсолютно, чистой воды сталинцы. Ведь сталинизм неправильно отождествлять с гулагами-расстрелами, они и для Сталина были все-таки инструментом, а не целью, и при его жизни уже их использование сокращалось.

А будучи сталинцами, они знали - не рационально, по книжкам, а нутром чуяли - что на национальном вопросе всё может сгореть синим пламенем.

Горбачев же, просто не имея возможность ни узнать это, ни понять, ни учуять, был плоть от плоти продуктом советского образования, обычный аппаратчик-шестидесятник. Он был зациклен на "экономической реформе", на "гласности", на "ленинских нормах партийной жизни", на "разрядке" и "демократии", а вот национальный вопрос считал пережитком, помехой, ерундой. И, как мне сказал Фурман - и посейчас так считает.

Говоря же о дискуссиях по истории партии - как мне кажется, были весьма живые дискуссии по истории дореволюционного движения, по истории Февраля, гражданской войны, нэпа и коллективизации. Все остальное было вне реальных дискуссий.

Я исхожу из того, что если у Горбачева и его соратников (в самом широком смысле, включая практически всю "московскую интеллигенцию" - см, например, http://bbb.livejournal.com/1532659.html?thread=7855603#t7855603) не было знаний о реальном значении нацвопроса, то это знание они просто-напросто не получили. Не сообщали им этого знания, неоткуда было его взять. Непосредственного опыта не было, а интеллектуальную социализацию они получали не от общения с носителями этого опыта, а через систему образования. А так как изучения советского опыта государственности не велось вообще - ни открыто, ни тайно - то в системе образования это знание тоже не могло появиться.

Просто нам иногда трудно представить, насколько глубоко сидят в головах вещи, полученные в школе, университете и т.д.

А опыт Восточной Европы и т.д. - так что же опыт? Им же объясняли про классовую борьбу, про врагов социализма и т.д. С другой стороны им точно так же объясняли про догматизм, про демократический социализм и т.д.

Западные области - это были немецкие прихвостни, бандиты, агенты ЦРУ.

Диссидентство - сколько их, этих диссидентов? Дунь-плюнь-разотри. Кстати, Горбачев может и сейчас сказать - ну, выпустил я диссидентов, не они же развалили Союз, верно? И я очень сомневаюсь, что КГБ в своих сводках изображал ситуацию где угодно, в том числе на окраинах, как "кучу динамита". Уверен, что это выглядело не так, а как "наряду с всенародным одобрением, встречаются отдельные случаи, которые мы успешно изолируем".

*****

Успешность сталинской нацполитики была только в том, что ничего не взорвалось и даже не загорелось - ни при нем, ни при его наследниках. Конечно, эта политика была оберечена на провал, тут и спорить нечего, просто Горбачев даже не подозревал об этом. Не то, чтобы он сознательно стремился к этому провало - он именно что не догадывался о нем.

И, при всем моем вполне известном отношении к кавказским событиям, должен признать, что выселения народов в сталинской системе оставались явлением маргинальным. Выселялись народы, скажем так, структурно маргинальные, чье выселение, как казалось, не развалит общую конструкцию, а, наоборот, укрепит ее. Это особенно четко видно по выселению народов из Грузии и Армении - месхетинцев, хемшинов - которые уже не могут вернуться назад. Подозреваю, что в основе политики Сталина по выселению народов лежал образ "упрощения" общей национальной картины с тем, чтобы общая структура приобрела дополнительную устойчивость.

И он был во многом прав, как это ни обидно признавать - ведь СССР развалился вовсе не из-за "репрессированных народов". Более того, с развалом СССР их проблема в большинстве случаев только усугубилась.

Серьезных, угрожающих конфликтов при Сталине-Хрущеве не было. И при Брежневе-Андропове не было. Почему же тогда не было, а при Горбачеве вдруг изо всех углов полезли? По-моему, ответ один - потому что Сталин, а вместе с ним его ученики от Хрущева до Андропова, отдавали себе отчет в центральности национального вопроса и не позволяли себе действий, могущих его активизировать.

То есть они - ЗНАЛИ, и действовали, исходя из этого знания. Для них это знания приобреталось болезненным опытом гражданской войны и 20-х годов. Для следующего поколения оно осталось закрытым, потому что никакой возможности приобрести это знание просто не существовало. Вообще не было.

Я все-таки предлагаю вдуматься в такую вещь. Вот школьные учебники, вузовские курсы "истории КПСС" - понятное дело, пропаганда и фальсификация (кстати, интересно сравнить брежневские курсы с "Кратким курсом" - последний намного интереснее и информативнее).

Но ведь, скажем, профессиональные военные обучались военной истории не только по массовым учебникам, а еще и по секретным разработкам, опирающимся на реальный опыт и реальные документы военного управления. Профессиональные гебешники учились, как мы узнали, не только по масовым учебникам, но еще и по секретным историям органов безопасности, которые, в свою очередь (как можно судить по сноскам), опирались на исследовательские работы, посвященные конкретным операциям. То есть военные историки работали с военынми архивами, чекистские историки - с архивами КГБ.

В этом свете резонно спросить - а существовали ли аналогичные секретные разработки партийно-государственной истории? Существовали ли закрытые исследовательские группы, допущенные к партийным архивам? Были ли секретные учебники истории КПСС, по которым учились партработники выше некоего известного уровня? Было ли так устроено, чтобы они знали историю партийно-государственного управления, за пределами того, что было доступно их непосредственному наблюдению - не "настоящую" (такой нет), но хотя бы лишенную целенаправленной фальсификации?

Мне кажется, что нет - потому что, если я не ошибаюсь, никто пока не видел таких исследований, учебников, курсовых пособий и т.д., хотя никакой секретности в них уже нет. Это, собственно, можно проверить достаточно просто - по списку знакомившихся с архивными документами.

Я даже усилю. Мой пафос в том, что если в советской природе существовали люди, хотя бы знающие реальную историю войны, потому что знакомились с архивными документами по роду работы военных историков (даже если и учили слушателей в своих академиях фальсификатам); если были историки-гебешники, которые изучали оперативные отчеты по давно закрытым делам; если были специалисты, знающие реальную историю советской дипломатии, хотя бы потому, что кто-то должен был готовить сборники ДВП и отбирать то, что можно публиковать для создания фальсифицированное картины, а что нельзя - то историков государственного управления просто не существовало.

Физически. Вообще.

Их не было. Было несколько авторов, изучавших ФОРМАЛЬНЫЕ государственные институты, типа Коржихиной или Ерошкина, но РЕАЛЬНОЙ системы власти, партийной, они не касались и, очевидно, их к ней на пушечный выстрел не подпускали. Поэтому когда дали волю - историей партии стали заниматься исключительно НОВЫЕ исследователи, чего нет, например, в истории дипломатии или военного дела, где с новыми вполне сосуществуют и старые, советские авторы, даже если нередко и отличаются повышенной ретроградностью.

Историков же правящей партии - не было. История правящей партии - отсутствовала. Узнать о ней было невозможно.

Поэтому уникальность горбачевского поколения, первого после-сталинского, была в том, что они, сев за руль, знали только, что если нажать сюда, то зажжется здесь, а если повернуть сюда, то откроется там. Зачем это все на самом деле, как оно устроено на самом деле, в чем реальная, хотя и не отмеченная ничем, опасность, а в чем ее нет, несмотря на много красных лампочек - они не знали и узнать не могли.

В этой ситуации было бы просто странно не съехать в канаву на первом же повороте.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments