Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

В копилку яниса

yanis тут коллекцию задумал собирать.

Вот ему, на той же политре, лежит "дискуссия о либерализме" - http://www.polit.ru/docs/614857.html


Шушарин:

Спустя 12 лет после крушения Советского Cоюза, мы можем сказать, что существует некая реальность, в рамках которой мы можем проектировать дальше.
<...>
Перехожу к следующему вопросу: что для России приемлемо и что неприемлемо. Этого никто не знает.


Паин:

в этой книге предлагаются какие-то формы и меры, в значительной мере с опорой на международную традицию и с учетом того, что и наша традиция не во всех случаях есть чистый вред. Для определенных условий она может иметь модернизационный потенциал.

Нуреев:

сейчас произошло довольно быстрое извращение демократического идеала. В восьмом номере «Вопросов экономики» я публикую цикл лекций по теории общественного выбора.
<...>
Ограничения политической конкуренции приводят к ограничению экономической конкуренции. Это политический и деловой цикл. Как за три месяца до избрания Ельцина повышается пенсия, а после начинается инфляция и так далее. То есть, демократия по форме получилась, но произошло извращение демократического идеала. И сама демократия это предполагает, как писал Хайек.


Ясин:

Есть такая патриархальная русская ценность – соборность. Если вы внимательно прочтете, что это такое, то обнаружите, что это и есть гражданское общество, принцип Парето-оптимальности.

Нуреев:

В порядке рекламы скажу, что недавно Евгений Григорьевич опубликовал доклад, который посвятил ценностям. Сейчас идут спекуляции вокруг «менталитета», но не все его правильно понимают. Так вот, Локк заметил, что никого нельзя заставить быть богатым и здоровым вопреки его воле. Проблема формирования интереса и заинтересованного индивида – это важная проблема, и я не думаю, что ее решение полностью провалилось, хотя тут есть много препятствий. Я опубликовал статью в журнале «Общественные науки и современность» с провокационным названием «Вперед к частной собственности или назад к частной собственности?». Движение вперед пока еще только начинается.

Петров:

хотелось бы добавить, что и американскому обществу присуща соборность.

Паин:

Может быть, какой-нибудь специалист и разберется, в чем разница экономических подходов разных деятелей. Я даже не удивлюсь, если окажется, например, что Ле Пен больший либералист в отношении экономики, чем еще кто-либо, но порядочные люди ему руку не подают и не считают его либералом – не потому что он не за рынок, а по вполне гуманитарным причинам. И то, что современный либерализм не вышел за рамки сугубо экономоцентрического – это недостаток, а расширение рядов за счет подключения других сфер есть актуализация главных отличительных признаков либерала. Как отличают либерала и не либерала на Западе? Ясно, что не по отношению к рынку.

Ясин:

Мы хотели бы в ведении «Либеральной миссии» создать еще одну институцию, которая была бы либеральной, в отличие от Академии Наук.

Клямкин:

Когда мы говорим о либерализме, мы не имеем в виду течение типа немецких свободных демократов («чем меньше государства, тем лучше») или либерализм в смысле Хайека, когда он писал о либерализме, противопоставляя его консерватизму. Речь идет о том, что и либерализм, и демократия до сих пор не сложились. Мы говорим не о либерал-демократии, и не о социал-демократии, а о либерализме в самом широком смысле слова, в котором есть место и либералам, и социал-демократам, и консерваторам, и где существует автономия общества от государства, и где государство играет по правилам. В этом смысле не стоит вопрос «больше государства» или «меньше государства»: при этом государстве, при этих взаимоотношениях, при этих правилах игры, по-моему, все равно.

Быстрицкий:

Не так давно я летел на самолете и попал в общество очень милых людей, – никто не кричал, не буянил, экипаж был вежлив. Самолет приземлился в Шереметьево 2, подкатил к тому месту, откуда можно было выйти, потом вышел пограничник и сказал, что нет старшего и поэтому надо подождать. Прошло минут 30 или 40. Потом публика не выдержала и, отодвинув этого несчастного сержанта, пошла на выход. Мне показалось это очень характерным. Летела вполне достойная часть российского общества, человек сто. Это были вполне приличные люди, на мой взгляд, и было понятно, что система их интересам, их представлениям о том, что происходит, безусловно, не отвечает.
<...>
Исследователи говорят, что в Штатах в XVIII веке было еще меньше условий для того, чтобы там появились нормальные отношения.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment