Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Фурман о президенте в МН - статья в номере 51 за 2002 год

http://www.mn.ru/issue.php?2002-51-7

Мы живем в эпоху расцвета

Дмитрий Фурман

По всем рейтингам конца года Президент России называется как самый популярный политик и мужчина. На мой взгляд, громадные рейтинги Путина необъяснимы ни его личными качествами, ни великими свершениями в стране. Но любовь и не бывает основана на бесстрастной оценке плюсов и минусов, она сама определяет восприятие, заставляет не замечать плохое и, наоборот, фиксировать хорошее. Представим себе, что операция по уничтожению террористов, в ходе которой погибло столько заложников, происходила бы при Ельцине или Горбачеве. Возмущению не было бы предела. А как на все лады повторялась бы фраза об обрезании журналиста! Поскольку Путина любят, плохое уходит от него как с гуся вода. Но откуда же сама любовь?

Конечно, природа нашей власти предрасполагает к любви. Если ты знаешь, что правитель "безальтернативен", не любить его психологически труднее, чем любить. Если не любишь - ничего не изменится, но будешь чувствовать себя несчастным. Однако любовь к Путину больше, чем минимум психологического приспособления к неизбежному. Ельцина, например, лишь воспринимали как меньшее зло.

Если дело не в личности и не в общей склонности любить начальство, значит, дело в специфической ситуации. Это ситуация правителя, получившего власть от тех, кто совершил революцию, когда она уже кончилась.

Революция - это кризис. Но любой кризис кончается. Это как болезнь, от которой человек если не умирает, то выздоравливает. Ко времени Путина кризис заканчивался сам по сeбе. Государственная собственность в основном уже была растаскана, и началось производство. Жизненному уровню падать дальше было уже некуда. От анархии все уже устали. Но если правитель приходит к власти к концу кризиса, в сознании людей, даже если его действия при этом никакого значения не имели, устанавливается связь между выходом из кризиса и его приходом к власти. И трудно не полюбить человека, при котором кончился кошмар и начался поворот к лучшему.

Есть и вторая причина, почему именно ситуация второго президента "генерирует любовь". Поскольку он назначен предшественником-революционером, он, "по определению", его продолжатель. Путин закрепляет и углубляет "рыночные реформы" и сохраняет поддержку всех, кто был за революцию и кто от нее выгадал. Но в то же время его функции в развитии системы противоположны функциям первого революционного властителя. Тот - разрушитель, этот - восстановитель порядка. И в глазах людей, которые были против революции и проиграли от нее, он начинает выглядеть как антагонист предшественнику. Сохраняя революционную поддержку, Путин начинает приобретать и "контрреволюционную". Это несколько похоже (в очень смягченном варианте) на отношение Ленина и Сталина. Сталин - верный ученик Ленина, строитель социализма и одновременно - восстановитель порядка, с которым примирились многие белые и в котором традиционалистские слои увидели "нормального" русского царя.

Эта комбинация делает положение второго правителя очень удобным. Фактически, что бы он ни делал, все равно одни будут говорить: "Слава Богу, не Ельцин, худшее - позади", а другие : "Слава Богу, завоевания революции закрепляются". При некотором манипулировании символами (выражение уважения к памяти Сахарова и тут же - к памяти Андропова) грандиозные рейтинги могут поддерживаться очень долго. Путин не только может спокойно досидеть до 2008 года (и, если захочет, далее) и передать власть, кому захочет - он может сохранить любовь народа и обеспечить прекрасные воспоминания о путинском времени.

Однако комбинация факторов, порождающая любовь к Путину, очень специфична. И хотя Путин вполне сможет передать власть, - передать любовь, вызванную особой ситуацией, он не сможет. Кризис и выход из него отойдут в прошлое, и теперешний порядок и прекращение обнищания через 10 - 15 лет люди будут воспринимать без всякой благодарности и мечтать о лучшем. И как от Путина отскакивает все плохое, так к его преемникам все плохое будет липнуть.

Мы живем в "золотое" время расцвета постсоветской российской системы, основанной на безальтернативной президентской власти, время искренней любви народа к данному ему властителю. Очень вероятно, что другого такого уже не будет.

Дмитрий ФУРМАН, политолог, Институт Европы РАН
Tags: фурман
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments