Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Андрей Илларионов: "Это не скандал, а мелкие провокации с искажением фактов"

Ага, в "Ведомостях" - уже без пароля в дверь не пускают. Но мы влезем в окно и вытащим это интервью для памяти.

---------------------------------------------

ИНТЕРВЬЮ: Андрей Илларионов, экономический советник президента РФ
Борис Грозовский

Андрей Илларионов: "Это не скандал, а мелкие провокации с искажением фактов".

На прошлой неделе советник президента России по экономике Андрей Илларионов вернулся к своему "любимому" делу - на Гарвардском инвестиционном симпозиуме он так раскритиковал реформу электроэнергетики по рецепту председателя правления РАО ЕЭС Анатолия Чубайса, что оппоненты Илларионова были в шоке. Еще недавно казалось, что Чубайс почти одержал верх. Но еще до представления в Гарварде депутаты притормозили энергетические законопроекты, а Илларионов в интервью "Ведомостям" сказал, что то, что реформа, предложенная Чубайсом, одобрена правительством, вовсе не значит, что ее нельзя остановить.

- Спор с менеджерами РАО ЕЭС на Гарвардском симпозиуме по инвестициям оставляет ощущение дежа вю: содержание дискуссии если и меняется, то весьма медленно. Яростная перепалка в Бостоне была запланирована?

- Давайте уточним. Во-первых, спора или дискуссии, о которых вы говорите, строго говоря, не было. Было выступление представителя РАО ЕЭС, были вопросы к нему. На следующий день было мое выступление, были вопросы ко мне.

- То есть скандал имеет место исключительно из-за того, что менеджеры РАО неправильно понимают, что вы хотели сказать?

- Если и есть скандал, то он заключается в том, что страна уже понесла огромные потери. Они, увы, могут быть гораздо больше в случае реализации того варианта реформирования, который продавливается менеджментом РАО. А что касается Бостона, то это так, не скандал, а мелкие провокации с искажениями фактов. Сожалею, что комментарии [зампреда правления РАО Сергея] Дубинина относительно моего выступления, распространенные рядом средств массовой информации, не соответствуют действительности. Согласно этим комментариям я якобы "призвал иностранных инвесторов не вкладывать средства в российскую экономику", "не привлекать иностранные фирмы, работающие в энергетике, в качестве управляющих компаний в РАО ЕЭС", а также сравнил их методы деятельности с "методами известного предпринимателя Бориса Березовского". Все эти утверждения являются фантазиями г-на Дубинина. На "круглом столе" по инвестициям в российскую энергетику присутствовало около сотни участников, и они очень хорошо слышали, кто и что на самом деле говорил.

- Что произошло на следующий день?

- На следующий день было мое выступление. Оно было посвящено вопросам инвестирования в российскую экономику. Доклад назывался "Куда инвестировать? " и начинался так: "Для людей, собравшихся в этом зале, вопроса "Инвестировать или не инвестировать в Россию? " не существует. Для людей, собравшихся в этом зале, этот вопрос решен - инвестировать. Но инвестиции осуществляются, как правило, не в страны вообще, а в конкретные проекты и компании. Поэтому сегодня на повестку дня встает другой вопрос: куда именно инвестировать? Уже состоявшиеся и запланированные на завтра презентации ряда российских регионов и многих российских компаний убедительно показывают, что инвестировать есть куда. Однако инвестиции в российские компании (как, впрочем, и в любые другие) представляют не только большие возможности, но и определенные риски.

Например, инвестор, решившийся в марте 2000 г. вложить $100 000 в компанию "ЮКОС", в ноябре 2002 г. получил бы $1,1 млн - 11-кратное увеличение своего вклада. Инвестор, решивший вложить $100 000 в "Сибнефть", получил бы $450 000, а в "Северсталь" - $300 000. Инвестор, решившийся вложиться не в какую-либо отдельную российскую компанию, а в целом в страну, например в индекс РТС, получил бы $185 000 - прирост 85% в долларовом измерении за 2,5 года, при том что в некоторых других странах динамика фондовых индексов была несколько иной.

Если же инвестор вложил бы $100 000 в компанию РАО ЕЭС, то сегодня он получил бы только $52 000 - на 48% меньше, чем его вложение. Поскольку при оценке инвестиционных проектов важны стоимость и результативность альтернативных вложений, то при сравнении вложений, например, в РАО ЕЭС необходимо иметь в виду альтернативную доходность, которую инвестор мог бы получить при инвестировании в национальный индекс. В этом случае дискаунт по инвестициям в РАО относительно индекса РТС увеличивается до 72%. Наконец, если учесть, что российские цены на электроэнергию в долларовом эквиваленте за этот период росли на треть быстрее, чем в среднем в стране (включая и цены на нефть), то дискаунт по инвестициям в РАО относительно альтернативных вложений в национальный индекс РТС возрастает до 80% ".

- В чем причины вашей неудовлетворенности работой руководства РАО?

- Прежде всего в динамике рыночной капитализации компании. В мае 1998 г., когда в нее пришел нынешний менеджмент, компания стоила $13,6 млрд, сейчас - $4,7 млрд. За то же время индекс РТС (включающий в себя в том числе и РАО ЕЭС) вырос на 12%. За 4,5 года работы этой команды стоимость компании упала на две трети - и это несмотря на значительный рост акций в последние два месяца. Таким образом, вместо привлечения десятков миллиардов долларов инвестиций акционеры компании на сегодняшний день потеряли $9 млрд, более половины из них - около $5 млрд - потеряло государство, главный акционер компании. Поскольку за то же время национальный фондовый индекс вырос, то такое падение капитализации не может быть списано на какие-либо страновые риски. Значит, причина лежит в деятельности менеджмента.

- Почему капитализация РАО так упала?

- Очевидно, есть несколько причин. Среди них - производственная и финансовая деятельность компании, качество корпоративного управления, отношение менеджмента компании к ее собственникам и их собственности, истинный смысл предлагаемой модели реформирования электроэнергетики, применяемые способы его осуществления.

Вначале о производственной деятельности. Результаты работы РАО выглядят неважно на фоне того, что происходит в целом в российской экономике. В этом году РАО произведет около 610 млрд кВт ч электроэнергии, т. е. примерно столько же, сколько и в 1997 г. - накануне прихода в компанию нынешнего менеджмента. За то же время производство электроэнергии в стране в целом увеличилось на 6% (в том числе в "Иркутскэнерго" - на 21%, в "Росэнергоатоме" - на 31%). В целом в стране промышленное производство за это время выросло на 29%, во многих компаниях - на десятки процентов (в "ЮКОСе" - на 50%, в "Вимм-Билль-Данне" - вдвое). На фоне значительного роста производства в целом по стране у нас оказалась фактически единственная крупная компания, где производство за последние пять лет не выросло, а по сравнению с прошлым годом даже упало почти на 3%.

При этом занятость в холдинге РАО ЕЭС выросла (в соответствии с официальными отчетами РАО ЕЭС по российским стандартам бухгалтерского учета - с 662 000 человек в 1997 г. до 664 800 человек в 2001 г., по международным стандартам финансовой отчетности - с 660 000 человек в 1998 г. до 685 000 человек в 2001 г., по данным Госкомстата РФ о численности занятых в отрасли "электроэнергетика" - с 340 000 в 1997 г. до 396 200 человек. При этом численность занятых во всей российской промышленности за 1997 - 2001 гг. уменьшилась почти на 2%.

В результате стагнации производства и роста численности занятых производительность труда в РАО снизилась. В частности, выработка на одного занятого в отрасли "электроэнергетика" в компании упала на 11,5%, в целом по электроэнергетике - на 8%, в "Росэнергоатоме" она выросла на 7%, в "Иркутскэнерго" - на 14,4% (в российской промышленности в целом рост производительности труда в 1997 - 2001 гг. составил 26%).

В то время как в целом в российской промышленности инвестиции за последние четыре года увеличились на 20%, в электроэнергетике они снизились на 38%, в РАО - на 48%. Учитывая большой удельный вес РАО в электроэнергетике, не трудно видеть, что общее снижение инвестиций в электроэнергетике произошло прежде всего за счет РАО. Снижение объема инвестиций в "Иркутскэнерго" составило 25%, а в "Росэнергоатоме" они возросли на 78%. Таким образом, регулярные заявления менеджмента о необходимости увеличения инвестиций находятся в противоречии с его фактической деятельностью. В особенности на фоне постоянно возрастающего объема финансовых ресурсов, оказывающихся в его распоряжении.

Не лучше обстоят дела и в сфере экспорта электроэнергии. В течение нескольких лет одной из официально провозглашавшихся целей менеджмента компании было увеличение экспорта электроэнергии. Власть и общественность торжественно информировали о многочисленных проектах по электроэкспорту в Европу, Турцию, Китай, Японию. Большинство конкурентов из этого бизнеса было вытеснено - удельный вес РАО ЕЭС в экспорте российской электроэнергии повысился с 60% в 1998 г. до 92% в первой половине 2002 г. Что получилось в итоге? В 1997 г. Россия экспортировала 22 млрд кВт ч электроэнергии, в 2001 г. - менее 20 млрд кВт ч, а в нынешнем году, очевидно, не будет и 15 млрд кВт ч - падение более чем на треть. Суммы, которые страна получает от экспорта электроэнергии, упали более чем вдвое - с $525 млн до менее $250 млн. Почти вдвое были снижены и экспортные цены - с 2,9 цента до 1,7 цента за 1 кВт ч.

При этом обращают на себя внимание два факта. Во-первых, еще в 1998 г. экспортные цены РАО и других российских экспортеров электроэнергии фактически не различались: РАО экспортировало энергию по 2,5 цента, в то время как средняя экспортная цена по стране составляла 2,6 цента. Однако в первой половине 2002 г. средняя экспортная цена по стране составила 1,7 цента, а экспортная цена РАО оказалась ниже ее почти на четверть - 1,3 цента. Во-вторых, падение экспортных цен РАО вдвое - с 2,5 цента до 1,3 цента за 1 кВт ч - сопровождалось удвоением внутренних тарифов для конечного потребителя - с 1 цента до 2 центов. Таким образом, мы постоянно слышим, что внутрироссийские тарифы должны расти и дальше, потому что они ниже, чем в других странах. Но, с другой стороны, экспортные цены РАО падают, причем даже быстрее, чем у других российских экспортеров электричества.

- Чем это можно объяснить? Может, большое количество энергии поставляется в счет суверенного долга? Вроде фирма Falkon собиралась этим заниматься...

- В последние годы Россия не поставляла электроэнергию в Чехию. Не могу сказать, возможно ли это сейчас технически.

Другая причина падения стоимости РАО - его финансовая деятельность. В соответствии с отчетностью РАО по МСФО за 2001 г. из валовой прибыли в 60 млрд руб. лишь 18%, или 10,9 млрд, является прибылью от производственной деятельности.

Остальное - это эффект от изменения покупательной способности рубля и прибыль от различных операций прежде всего с российским бюджетом.

- Каких?

- Это прибыль от сделки с так называемым "чешским долгом", от реструктуризации налогов и кредиторской задолженности.

- Может, это только в плюс менеджменту компании, если он умеет извлекать пользу из взаимодействия с государством?

- Возможно, менеджменту этим стоит гордиться, но это не столько его заслуга, сколько результат особого отношения властей. По крайней мере, неизвестно о какой-либо другой российской компании, которая получила бы от бюджета подарок на полмиллиарда долларов, как РАО по чешской сделке.

Следующий пункт - программа реформирования.

Во-первых, вместо демонополизации в электроэнергетике предполагается создание сетевой супермонополии, которая должна объединить не только магистральные, но и, судя по результатам "чешской сделки", еще и распределительные сети. Согласно этой модели реформирования фактически запрещается создание альтернативных сетей. И тогда не только бизнес, но и само существование всех производителей электроэнергии, всех энерготрейдеров будет зависеть исключительно от наличия или отсутствия непрерывного доступа к сети. Тогда любые компании, работающие в стране, большинство регионов могут оказаться в заложниках у менеджмента этой супермонополии. А то, что нынешний менеджмент РАО ЕЭС, мягко говоря, в своих симпатиях и антипатиях не нейтрален, доказывать не нужно.

Во-вторых, при этой модели реформирования нарушена синхронность перехода к рыночным отношениям на оптовом и розничном рынках электроэнергии. Как показал опыт калифорнийского кризиса, такой порядок дерегулирования рынков неизбежно ведет к тому, что возможный рост цен на оптовом рынке при регулируемых ценах на розничном рынке может привести компании, занятые в посреднических операциях, к банкротству. Такой вариант развития событий у нас фактически предопределен - при проведении очередного административного повышения цен на газ.

- Как РАО может ущемлять независимых производителей? Сейчас на него жалуются разве что "Росэнергоатом" да "Иркутскэнерго".

- А этого мало? Этого достаточно для того, чтобы убедиться, что монополист не нейтрален. Многие инвесторы с удовольствием взялись бы за строительство линий электропередачи. Однако им в этом было отказано. Многие регионы и энергостанции готовы строить линии передачи из энергоизбыточных в энергодефицитные регионы.

- Вы можете назвать такие проекты?

- Ныне действующее законодательство этого не разрешает. Предложение отказаться от этого запрета в пользу неограниченного строительства электросетей тщательно вымарывалось менеджментом РАО на всех этапах подготовки программы реформы. Оставлена возможность такого строительства только в том случае, если новые сети, независимо от того, кто их построил, переходят под управление РАО. Таким образом, на пути инвестиций в критически важный для российской электроэнергетики сегмент выстроена искусственная преграда.

- Тем не менее крупные энергопотребители активно строят генерирующие мощности.

- Многие крупные компании, столкнувшись с ростом энерготарифов и монополистическим поведением, начали переходить к приобретению и строительству генерационных активов. В результате доля энергии и мощности, генерируемой вне РАО, постепенно увеличивается. Однако эффективность такого производства существенно ниже, чем в специализированных компаниях. Тем не менее для многих из них такой подход воспринимается менее болезненно, чем угроза оказаться в заложниках у сетевого монополиста. Естественно, на это приходится отвлекать часть своих ресурсов, что приводит к снижению потенциальной эффективности и этих компаний, и национальной энергетики, и экономики в целом.

- Может, так и произойдет демонополизация энергетики?

- Только цена ее будет очень высокой. И времени на это уйдет немало. И если крупные компании себя отчасти обезопасят, то что делать остальным? Компаниям, регионам, населению?

О каком экономическом росте и повышении благосостояния населения тогда стоит говорить?

Наконец, взаимоотношения менеджмента компании и ее акционеров. За четыре с половиной года собственники компании потеряли 2/3 стоимости РАО. Ни один из "обещанных" стратегических инвесторов в компанию пока не пришел. Среди широко разрекламированных "семи шагов менеджмента" есть "временный мораторий на продажу профильных активов до тех пор, пока не будет определена их "справедливая цена". Во-первых, ничего "справедливее", чем рыночные цены, мир еще не придумал. А во-вторых, активы, какими бы они ни были - профильными или непрофильными, - менеджменту не принадлежат. Они принадлежат собственникам компании. Получается, что своей деятельностью менеджмент, нанятый собственниками для сохранения и преумножения активов, не только уже привел к растрате значительной части этих активов, но обещает продолжать это делать, теперь по "справедливым" ценам.

Увы, не произносимые слова, не PR-кампании, а реальная деятельность нынешнего менеджмента РАО ЕЭС ведет не к привлечению инвесторов, а к выталкиванию их из компании, из российской электроэнергетики, из всей российской экономики.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments