Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Базовые элементы советской системы

Есть такая интересная тема - как и почему советская система сложилось такой, какой мы ее запомнили. В смысле - как появлялись механизмы власти, политические традиции, системные учреждения и вообще все, что сегодня принято называть словом "институты" (к сожалению, слишком часто заменяющим содержательный анализ, как будто использоваине ученого слова само по себе является объяснением чего-либо).

В одном можно быть уверенным твердо - практически ни один элемент этой системы не планировался ее создателями заранее. Все, что планировали (скажем, безденежное хозяйство, или рабочий контроль, или советы как инструменты власти) - провалилось быстро, с треском и грохотом.

Какие-то элементы рождались по ходу дела - например, механизм полу-конспиративной власти через иерархию партийных комитетов при сохранении иерархии (частично субординированной, частично просто номинальной) формально-государственных учреждений, всех этих исполкомов и правительств, вместе с встроенным в этот механизм институтом номенклатуры.

Какие-то, наоборот, имели конкретных авторов. И не всегда эти авторы широко известны.

Так, например, одним из таких базовых элементов был механизм ведомственной иерархии в управлении производством. За исключением совсем уж мелких и некапиталоемких предприятий, завязанных на местные органы власти, все сколько-нибудь значительные предприятия входили в систему министерского управления, которая могла включать всякие главки, комитеты, объединения и т.д. К 80-м годам этот механизм всеми воспринимался как нечто само собой разумеющееся, а эпизод с введением совнархозов при Хрущеве - как глупость, заведомо обреченная на неудачу. Как я понимаю, этот же механизм был в общем и целом воспроизведен и в странах-сателлитах, что только укрепляло представление о его естественности. Была, конечно, Югославия, но про нее мало кто что знал и вообще это была уже несколько другая планета.

Не знаю, существует ли в современной русской литературе развернутый анализ того, как возникла эта система. Мне такой анализ не встречался - но я, конечно, и не претендую на системное знакомство с этой литературой.

Зато такой анализ есть в книге Дэвида Ширера "Industry, State, and Society in Stalin's Russia, 1926-1934", изданной в 1996 году. В отличие от его же книги о полицейском режиме в сталинской России, переведенной на русский, книга о промышленности, насколько я понимаю, не переводилась и в сети отсутствует.

Одним из сквозных сюжетов книги является рассказ о том, что всю вторую половину 20-х годов в дискуссиях и практике, касающихся руководства промышленностью, важнейшую роль играл не только ВСНХ, возглавляемый Куйбышевым и привлекший основную массу старых специалистов, но и ЦКК/РКИ (Рабкрин), возглавлявшийся Орджоникидзе, и именно переход Орджоникидзе в ВСНХ ознаменовал окончательное формирование советской системы управления промышленностью. В этой книге много чего интересного, но я говорю о четвертой главе ("What Kind of State"), точнее, об одном ее разделе, озаглавленном "The Struggle over Organizational Reform".

Главным героем раздела является Абрам Зиновьевич Гольцман, в то время крупный сотрудник РКИ. Впоследствии Гольцман был переброшен на руководство гражданской авиацией и в 1933 году погиб в авиакатастрофе. Согласно Ширеру, именно он был фактически единоличным автором того, что в итоге превратилось в министерскую систему управления промышленностью. Рассказ об этом мне кажется настолько нетривиальным, что я, пожалуй, выложу этот раздел здесь, в том числе для собственного удобства. Для простоты чтения я опущу его подстрочные ссылки на литературные и архивные источники, а немногочисленные подсточные примечания содержательного характера переставлю прямо в текст в квадратных скобках.

Кроме того, я добавлю несколько абзацев из следующей его главы - конкретно, те абзацы, где рассказывается о том, как некоторые специалисты ВСНХ пытались оспорить теорию Гольцмана, указывая на недостатки высоко-специализированной германской промышленности по сравнению с менее специализированной американской промышленностью.

Сразу скажу, что с одним местом у Ширера я не согласен - а именно, с его интерпретацией слова "держава" в одной из записок Гольмана. Ширер вычитывает в этом слове слишком много. Видимо, это связано с тем, что русский язык для него не родной. Но этот момент - сущая мелочь на общем фоне. Да, забыл - точно так же Ширер слишком много вычитывает в слове "капиталовооруженность" (конкретно - в во второй его составляющей, то есть в "вооруженности").

Так как кусок из Ширера длинный, то он будет в следующем постинге. Естественно, под катом :)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments