Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Снова об дневник Черняева

Некотрое время назад мне случалось писать о проблеме с известными дневниками Черняева.

Суть проблемы была в том, что опубликованная версия - это не научное издание рукописи, а то, что сам Черняев изготовил вручную, перепечатав рукопись, делая купюры, касающиеся разных людей, которые еще живы и о которых он отзывался, надо думать, нелицеприятно. То, что напечатано в книге и выкладывается онлайн - это именно что не изначальная рукопись, а современный транскрипт, который никто по рукописи не выверял.

Надо отдать должное Черняеву - подлинник дневника он не спрятал, а передал в архив George Washington University. К сожалению, архивисты университета не провели сверку оригинала с распечаткой и выкладывают онлайн именно последнюю.

При этом я какое-то время назад запросил Черняева и получил его разрешение на проведение такой сверки, то есть никаких формальных препятствий для научного и факсимильного издания дневника (с учетом упомянутых купюр) уже нет. Надо просто, чтобы кто-то этим занялся.

Я тогда воспользовался тем, что на сайте GWU была выложена маленькая картинка с отрывком из дневника, который можно было сравнить с публикацией. Вот эта картинка:



Если сравнить то, что на картинке, с опубликованным текстом, то получается следующее

На картинке

1 января 1986 года. Среда. Вечер. Чем-то он кончится? В Отделе все со смехом желали друг другу встретить 1987 год "в том же составе". В самом деле - на посл. Секретариате 30.12 опять человек десять заменены были: зав. отделами ЦК, секр. обкомов, предисполкомов, директор "Политиздата" и, кстати, ред. "Сов. культуры" Беляев, действительно<...>
В публикации

1 января 86 г.

В Отделе все со смехом желали друг другу встретить 1987 год "в том же составе". В самом деле, на последнем Секретариате ЦК 30.12, опять человек десять были заменены: зав. Отделами ЦК, секретари обкомов, предисполкомов, директор "Политиздата" Беляев был утвержден редактором "Советской культуры".


То есть видна как самая незначительная редакционная правка, так и нечто более серьезное. Конкретно, из рукописи следует, похоже, что директор политиздата и редактор "Советской Культуры" - это, так сказать, два разных человека, назначенных на свои должности в один день. А в транскрипте это выглядит наоборот - директора издательства перемещают на должность редактора газеты.

Не знаю, как оно было на самом деле. Судя по аннотации к мемуарам Беляева (http://www.ozon.ru/context/detail/id/4645036), он работал в ЦК с 1962 года вплоть до назначения в газету. Если так, то, получается, Черняев при расшифровке рукописи допустил ошибку. Ошибка, конечно, незначительная и непреднамеренная, но в некотором смысле это даже важнее.

А на днях я обнаружил, что на сайте имеется еще одна картинка:



И сравнение с публикацией снова обнаруживает расхождения, причем весьма любопытные:

На картинке

10 ноября 89 г. Пятница.

Рухнула Берлинская стена. Закончилась целая эпоха в истории "социалистической системы".

Вслед за ПОРП и ВСРП пал Хоннеккер, сегодня пришло сообщение об "уходе" Дэн Сяопина и Живкова. Остались наши "лучшие друзья": Кастро, Чаушеску и Ким Ир Сен, ненавидящие нас яростно.

Но ГДР, Берлинская стена - это главное, ибо тут уже не о "социализме" речь, а об изменении мирового соотношения сил, здесь - конец Ялты, финал сталинского наследия и "разгрома гитлеровской Германии".

Вот что наделал Горбачев! Действительно, оказался велик, потому что учуял поступь истории и помог ей выйти в естественное русло.
В публикации

10 ноября 89 г.

Рухнула Берлинская стена. Закончилась целая эпоха в истории "социалистической системы".

Вслед за ПОРП и ВСРП пал Хоннеккер, сегодня пришло сообщение об "уходе" Живкова. Остались наши "лучшие друзья": Кастро, Чаушеску и Ким Ир Сен, ненавидящие нас яростно.

Но ГДР, Берлинская стена - это главное, ибо тут уже не о "социализме" речь, а об изменении мирового соотношения сил, здесь - конец Ялты, финал сталинского наследия и "разгрома гитлеровской Германии" в великой войне.

Вот что наделал Горбачев! Действительно, оказался велик, потому что учуял поступь истории и помог ей выйти в естественное русло.


Видно, в частности, что Черняев при распечатке, во-первых, выпустил упоминание Дэн Сяопина как ушедшего в отставку (видимо, в 1989 году Черняев рассматривал его отставку как поражение и опалу, в одном ряду с отставкой Живкова и прочих), во-вторях, добавил пафосные слова про "великую войну", отсутствующие в подлиннике дневника.

То есть в обоих эпизодах, когда у нас открывается возможность взглянуть в маленькую щелочку на совершенно случайный кусочек дневника, обнаруживаются то сделанная задним числом поправка, то ошибка расшифровки, то литературная редактура - хотя, правда, и не имеющие критически важного значения, меняющего общий смысл.

Опять же, в этой связи вспоминается недавняя статья Хлевнюка "Сталин на войне. Источники и их интерпретация" в журнале "Cahiers du Monde russe" (номер 2-2 за 2011 год), начинающаяся так:

В 1999 г. в России вышли мемуары одного из самых известных советских руководителей А.И.Микояна, подготовленные к изданию его сыном. В основу книги были положены диктовки Микояна, изъятые после его смерти из семейного архива и закрытые в архиве Политбюро (теперь архив Президента России). В середине 1990-х годов бумаги Микояна, наконец, передали в РГАСПИ, благодаря чему они стали доступны исследователям. Один из уникальных сюжетов мемуаров, почти не получивших отражение в других источниках, касался обстоятельств создания Государственного Комитета Обороны (ГКО), высшего органа власти военного периода. После катастрофы первых дней войны, 29 июня 1941 г. Сталин удалился на дачу и на следующий день не появился в Кремле. Соратники Сталина направились к нему с предложением создать ГКО. Сталин согласился и на следующий день вновь вернулся к обычному ритму работы. В опубликованных мемуарах Микояна этот важный сюжет изложен с повышенным драматизмом. Как показывает сверка подлинных мемуаров с публикацией, сын Микояна самостоятельно без оговорок вписал в текст несколько ключевых фраз: "Увидев нас, он (Сталин - О.Х.) как бы вжался в кресло"; "у меня (Микояна - О.Х.) не было сомнений: он решил, что мы приехали его арестовывать".


В сноске Хлевнюк добавляет:

<...> сын Микояна Серго категорически заявил: "Я не "корректировал" рассказы отца" <...> Эта расплывчатая формула имела важный подтекст. С.А.Микоян не стал утверждать, что не вмешивался в рукопись диктовок, оставляя за собой возможность заявить, что он дополнял диктовки устными рассказами отца, которые "не корректировал". Очевидно, однако, что такие дополнения публикатор обязан оговаривать, еще лучше - помещать в примечания.


На этом фоне приятным сюрпризом была новость о том, что департамент истории ленинградской Вышки получил грант от Фонда Ельцина на проведение научного исследования дневников Степанова-Мамаладзе (http://spb.hse.ru/news/147505974.html). Степанов-Мамаладзе был помощником Шеварднадзе, его дневники - очень важный источник по истории внешней политики времен Горбачева.

Вообще говоря, в научный оборот эти дневники уже введены, на них ссылается Сергей Радченко в своей последней книге (дневники - или, как минимум, их копия - находятся в архиве Гуверовского института). Кроме того, отрывки из дневников печатались в сетевой газете 2000.ua (http://www.2000.ua/avtory/profail-avtora.htm?id_avtor=585).

Но в любом случае, начинание очень нужное. Может быть, у кого-нибудь дойдут руки и до дневников Черняева...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments