Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Читая Дмитриева

Читаю интервью Миши Дмитриева - http://echo.msk.ru/programs/oblozhka-1/1447510-echo

Те, кто расшифровывал запись, не разобрались и вместо слов "четыреста миллиардов" написали "четырнадцать", но это мелочь.

Больше вопросов вызывает его тезис о том, что цена нефти не может на сколько-нибудь длительный срок опуститься ниже 80 долларов за баррель, потому что это, дескать, ниже издержек добычи на тех месторождениях, которые обеспечивают баланс. Причем он этот тезис озвучивает уже не первый раз.

А точно ли так? Из чего это следует? Я просто не в курсе.

Вот я погуглил чуток и читаю:

While falling prices may well trim investment in US light tight oil, such potential cuts should not be misconstrued as a production drop, and indeed would likely pale in comparison with recent gains in LTO productivity. Cost reductions and efficiency gains in LTO production have been constant, and price pressures would only provide more impetus for producers to cut costs further. While some companies are re-thinking big-ticket projects from Canada to Angola, delays or spending cuts would affect the longer-term supply outlook rather than short-term production.

<...>

Recent price drops have put a spotlight on the issue of potential price effects on non-OPEC supply in general and US LTO output in particular. As last month's Report outlined, based on Rystad Energy data we estimated that about 4% of LTO output has a breakeven price of $80/bbl or higher. A recently published report by the State of North Dakota implied that there are five counties where the breakeven price is above the current price of oil. Production in Burke and Divide counties, which combined produced roughly 53 kb/d of oil, may already have become notionally uneconomical at the current price. This production figure includes both LTO and conventional production.

However, most of North Dakota's LTO production in the Bakken play remains profitable at or below $42 per barrel. The breakeven price in McKenzie County, the most productive county in the state is only $28 per barrel, remaining comfortably below the current $70-per-barrel price for Bakken sweet crude oil. Bakken oil traded at an average of $77.63/barrel in October and price fell to $70.22/barrel on average so far in November. North Dakota's oil production averaged 1.2 mb/d in October, of which all but 60 kb/d was LTO. The state's LTO output grew by about 25 kb/d in October, roughly the average growth for the year thus far.


И далее, про Канаду:

Although Canada's production is expected to rise throughout the forecast period, lower crude oil prices appear to be weighing on new projects and investment decisions for 2015. Statoil reported that it is delaying the development of the Corner SAGD project in northern Alberta by at least three years in favour of more economically competitive projects as material and labour costs render the project unattractive.

<...>

Other producers are also reportedly remaining on track with their capital expenditures and project investments. Suncor, which reported record-high oil sands production of more than 410 kb/d in 3Q14, reaffirmed its plan to boost oil sands output in Alberta to 500 kb/d within three years. Suncor's planning is based on the company's per-barrel operating cost of $31.10 that has seen a decrease compared with last year.


https://www.iea.org/oilmarketreport/omrpublic/currentreport

Что же касается его рассуждений о том, что за счет валютных резервов можно выплатить все корпоративные долги, в результате чего соответствующие корпорации станут очень привлекательными для инвесторов, то ключевым фактором является вопрос, до какого уровня власти готовы снижать уровень резервов.

Вспоминаю, как в свое время, после мексиканского кризиса декабря 1994 года (в некотором роде первого из серии "новых" кризисов), я видел интересный доклад, в котором рисовалась следующая картина. Власти Мексики поддерживали фиксированный курс песо (который, добавим, сам же и поставил под удар выпуском всякого "неконвенционального" внутреннего долга, который разные большие "эксперты" наивно считали неинфляционным), постепенно спуская валютные резервы ЦБ. Величина резервов регулярно публиковалась (не помню, еженедельно или ежемесячно), и участники рынка исходили из того, что их уровень остается достаточно далеким от нуля. При этом у руководства ЦБ было представление о том, какой уровень резервов следует считать неснижаемым минимумом (ясно, что это был уровень не нулевой), но это представление было сугубо внутренним, публично не обсуждавшимся и даже, скорее всего, вообще не оформленным в виде какого-либо документа. Помнится, задним числом выяснилось, что этот уровень был что-то типа 10 миллиардов долларов (тогда вообще валютные резервы развивающихся стран были намного меньше нынешних). И когда резервы снизились до этого уровня, ЦБ прекратил поддержку курса и песо рухнуло. Суть же истории в том, что никто из внешних наблюдателей не знал и не мог знать, где проходит эта граница неснижаемого уровня и не мог предположить, что цифра в 10 миллиардов долларов резервов на самом деле означала просто нулевой уровень ресурсов для поддержки валюты.

Соответственно, любой анализ, включающий сравнение валютных резервов с внешними требованиями, должен исходить из того, что реальным балансирующим источником погашения этих требований могут служить не все резервы, а резервы за минусом некоего неснижаемого уровня. А так как уровень этот неизвестен (и, возможно, эксплицитно не выражен даже в закрытом кругу руководства ЦБ), то аналитику следует пытаться его как бы смоделировать. Понятно, что такая аналитика сильно потеряет в точности, но зато столько же выиграет в реалистичности.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments