Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Ново-Огарево: проект союзных галлюцинаций - "Час Пик", 1 июля 1991

В последнее время стало модно рассуждать о так называемом "новоогаревском процессе". Вместо того, чтобы расценивать его как очередной виток мелких политических маневров Горбачева, в этом процессе пытаются усмотреть контуры нового государственного устройства. Не надо только забывать, сколько подобных "судьбоносных" сходок, слетов, съездов, сборищ и собраний уже устроил Горбачев за шесть лет. Каждое из них нам выдавали за начало новой эпохи. Становилось же каждое из них - всего только шагом к концу эпохи старой.

"Новоогаревские" иллюзии развеиваются быстро. Достаточно ознакомиться с плодом упорных трудов наших государственных мужей на свежем воздухе. 18 июня М.Горбачев направил сей плод, проект "Договора о Союзе Свободных Государств", в Верховный Совет СССР. Что же сотворили в Ново-Огареве?

Весьма жалкий документ. Уже не сарказм, не гнев вызывает он. Скорее - стыд. Ведь всем нам должно быть стыдно, что подобные цидульки в нашей стране приобретают значение государственное, сенсационное. Несерьезная это бумага, неохота ее комментировать. Но зато она дорога тем, что в ней отражается, как в осколке голограммы, вся тупиковость и неразрешимость нынешней политики.

Проект договора ВЯЛ

Из семнадцати страниц текста почти четыре заполнены ничем не подкрепленными декларациями. Такие декларации сегодня уже стали общим местом. "Правами личности", ее "материальным благосостоянием и духовным развитием" не клянется у нас только ленивый.

Проект договора СЛАБ И НЕЧЕТОК

Либо он готовился в суетливой спешке, писался, как говорится, на колене (а спешка в настоящем государственном деле вовсе не нужна). Либо его делали ничего не понимающие люди (а это тоже не получается - ведь в своих республиках и демократы, и консерваторы вполне успешно сочиняют понятные и продуманные акты). Либо авторы проекта просто не слишком всерьез рассматривали сам малореальный договор, озаботившись только сиюминутным торгом. Последнее - наиболее вероятно.

Не будем даже обсуждать то, что будущий Союз в заголовке назван Союзом Суверенных Государств, а в самом тексте - Союзом Советских Суверенных Республик. Мелочное цепляние за старую аббревиатуру смешно (ведь уже изменились названия всех высших органов власти - и никто ни слова не сказал!), но как-то по человечески понятно.

Но вот более серьезные проблемы. Скажем, Президент СССР избирается большинством проголосовавших в целом по Союзу и по большинству республик. А ведь вполне может случится так, что эти два критерия не совпадут и мы получим двух кандидатов - одного, победившего по Союзу в целом, и другого, победившего в большинстве маленьких, естественно, республик.

Кабинет Министров, сказано, подчиняется Президенту, а отвечает перед Верховным Советом. Это уже абсурдно - слушаться одного, а ответственность нести перед другим. Да и непонятно, в чем она, эта ответственность, выражена. Но - более того. Нам неоднократно говорили, что кабинет будет немногочисленным, а проект договора разрешает в его работе принимать участие с решающим голосом главам правительств республик. А эти-то уж точно не зависят ни от Президента, ни от Верховного Совета будущего СССР. Куда же поплывет Кабинет, если "главы" в нем начнут перевешивать? Непонятно.

Республикам обещана "своя" доля в золотом, алмазном и валютном фондах страны. Заметим, как здесь ярко проявился болезненный и совершенно неосновательный, просто-таки смешной интерес к золоту и алмазам Союза. Как будто именно в них заключено народное процветание. Эта черта алмазно-золотого скопидомства, похоже, стала родовой для большевиков, давно отрекшихся от идеи золотых унитазов, завещанной нам великим Лениным. Итак, республикам положена "своя" доля. Понятно, что уж не чужая. Но как делить? По едокам или по лошадям?

А ведь любой договор, конституция, закон должны регулировать прежде всего процедуру разрешения конфликтов, даже и маловероятных. Они должны не столько описывать и фиксировать жизнь, как она сама течет, сколько предусматривать коллизии и отклонения от консенсуса. Этого в проекте нет и в помине.

Проект договора ЛЖИВ

Вопреки декларациям о суверенитете республик, он стремится к созданию высокоцентрализованного государства. Республики, на словах объявленные обладающими всей полнотой власти, создают вовсе не координационный орган для реализации своих общих (в узком смысле, то есть согласованных строго всеми) интересов. Нет, здесь создается новый правовой и политический субъект - Союз, берущий на себя девять десятых реальных полномочий, содержащихся в самом понятии суверенитета. Союз определяет таможенный режим, денежную, бюджетную, налоговую политику, держит в своих руках границу и безопасность, армию и связь, войну и мир, военные заводы и атомные станции.

Очень хитро задумано, что будущая Конституция СССР, ее принятие и изменение, отнесены к союзному ведению. Союзный договор объявлен "основой" будущей Конституции, а что это должно означать на деле знать нам не положено. Статья 11 проекта договора, говорящая, что Законы Союза, конституции и законы республик не должны противоречить договору, умалчивают о Конституции Союза. И если договор по своему смыслу требует, чтобы его поддержали (то есть подписали и ратифицировали) все его участники, то Верховный Совет СССР сможет менять Конституцию и вопреки мнению депутатов от какой-то республики.

Помимо вопросов, заявленных чисто союзными, выделены и вопросы, подлежащие совместному ведению Союза и республик. Если при этом ведении все будут согласны - тогда и проблем нет. Но как разрешить возможные споры? Если у нас действительно союз суверенных государств, то спорные вопросы надо обсуждать вплоть до согласования, а в противном случае просто откладывать до лучших времен. Еще один способ разрешения споров - военный, вполне реальный среди суверенных государств. Но здесь предложена совсем другая процедура - отсылка к Конституционному суду. Конституционный суд создается Верховным Советом Союза, он является, таким образом, еще одной ветвью сугубо союзной власти - и он-то и задуман верховным распорядителем всех спорных совместных дел. Итак, все то, что было указано как подлежащее совместной юрисдикции, - а это экология, секретность, ядерное топливо, призыв на срочную службу, дислокация войск, обеспечение прав и свобод, внешние займы и кредиты, транспорт, пенсионное обслуживание, наука, тюрьмы и т.д., - все это в конечном счете находится в руках Конституционного суда, то есть - Совета Республик как палаты Верховного Совета, этот суд назначившей.

И если республика не захочет исполнять решение этого "суда", то ей следует перед этим вдумчиво ознакомиться со статьей 4 договора, разрешающей использовать Вооруженные Силы СССР внутри страны в случаях, "предусмотренных законодательством о чрезвычайном положении"...

Проект договора МЕЛОЧЕН

Мелочность, детская обидчивость вообще, похоже, в характере нашего Президента. Стоит вспомнить только, как любит он дешевую мишуру всяких международных форумов и встреч, как унижает себя и свою страну ради смешного протокола. И как готов он копить обиду, идя на поступки, прямо подрывающие его же политику и положение. Что такое, как не мелочная обида, был арест комитета "Карабах" в Армении? А смешное и упорное повторение вместо "Литвы" - "Литовской ССР", в то время как переименование Молдавии и Киргизии было им проглочено без тени недовольства?

И в этом проекте договора продолжаются попытки укусить за ногу уходящие бесповоротно республики. Им отказано в "своей" доле золота и алмазов. Им отказано в "режиме наибольшего благоприятствования", будто бы должного действовать для республик-подписантов. Этот пункт уже заставляет задуматься о достоверности юридических дипломов, выданных некоторым "новоогаревцам" - какой может быть "режим наибольшего благоприятствования" в едином Союзе? Или они предусматривают внутренние таможни с их разными "режимами" как постоянный элемент хозяйствования?

Несуразная мелочность видна в том, что для "подписантов" договор 1922 года перестает действовать, а для "отказников" он, якобы, будет обязателен. Ведь отношения с "отказниками", как гласит проект, будут строиться на основе существующего законодательства СССР, своей легитимностью восходящего к тому пресловутому договору 1922 года. Таким образом, республики, вступающие в новый Союз, отказываются от обязательств договора семидесятилетней давности, который сами и подписывали когда-то, но требуют его соблюдения от других, причем прежде всего от тех, которые в нем никогда не участвовали! И кто-то еще смеет называть себя "советским юристом", кто-то еще может говорить о самом понятии права в этой стране?!

Проект договора БЕСПЕРСПЕКТИВЕН

Если какая-то из республик и согласится подписать его в том виде, в каком М.Горбачев представил его Верховному Совету, то это будет верным свидетельством того, что эта республика просто запаздывает в своем политическом развитии. Запаздывает, но ведь на месте не стоит. Если и подпишет кто-то сегодня, то откажется завтра. И пересмотр отношений внутри "малого" Союза будет идти так же, как идет сейчас в Союзе "большом" - с позиции силы, веса, но никак не права. Уже сейчас к числу республик, твердо готовых подписать договор в этом виде, я бы не отнес ни Белоруссию, ни Азербайджан, не говоря уже о России, Украине, Казахстане с их политической динамикой, с их страстями. Разве, пока, Туркмения сможет войти в достойный Союз с г.г. Горбачевым и Лукьяновым. Да и то - в тихом омуте черти водятся... Так что не стоит даже и думать о реализации договора.

Наконец, проект договора ИЗ РУК ВОН ПЛОХ В СМЫСЛЕ ЛИТЕРАТУРНОГО СТИЛЯ

Как ни странно, это - самое важное и примечательное в нем. Стиль - это лучшее зеркало истории. Революция всегда создает свою стилистику, свой слог - новый, неожиданный, звонкий. Это может быть слог "скифов", дикарей, смелых неучей. Это может быть слог догматиков. Но любой документ революции, созидающей новое общество, выделяется напором, ясной структурой, афористичностью, стремлением к доходчивости.

Есть и другой стиль, назовем его брежневско-сталинским, где все слова обкатаны, как галька в море, где все искусно слито в один обволакивающий кисель - символ стабильности и безысходности.

Тут нет ни того, ни другого. Горбачевские документы чем дальше, тем больше напоминают дикцию человека с кашей во рту. Они бессвязны, разбросанны, запутаны.

Вот образец этого стиля: "Статья 22. ГОСУДАРСТВЕННАЯ СИМВОЛИКА СОЮЗА. Союз ССР имеет государственный Герб, Флаг и Гимн". Точка. Вы поняли - о какой символике речь? Я тоже не понял.

А обороты типа "при недостижении согласия"! А "осуществление мероприятий о организации и обеспечению"? Каково? Как решение бюро райкома о работе на овощебазе - уровень мышления тот же. А "установление порядка получения, хранения и использования"? Это, я думаю, уже из должностной инструкции завхоза... Авторы путаются в падежах, когда пишут "организация и руководство разработкой", не умея написать либо "организация разработки", либо "руководство разработкой"...

Такой стиль говорит не о созидании, не об укреплении. Этот заплетающийся язык - свидетельство агонии.

Если кто-то еще сомневается в скорой гибели этой системы, этого Союза, этой власти - пусть прочитает проект Союзного договора.
Tags: публикации, час пик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments