Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Ура, мы победили! Что дальше? - "Час Пик", 24 августа 1991

В первый день переворота, 19 августа, в 33-м номере "ЧП" в статье "Компьен или Реймс? Выбор России" я писал о возможности незапланированной авантюры. Я писал:

"Вполне может статься, что такая авантюра станет искрой в пороховой бочке, что власть коммунистов и кагебистов растает после этого, как страшный сон, а Советский Союз рассыпется как карточный домик.

Никто не сможет убедить нас, что такой сценарий невозможен даже в этом году. Но что дальше? Дальше-то что?
"

Сегодня, когда пророчество оправдывается со скоростью прямо-таки пугающей, я вместо эйфорической риторики думаю только об одном. Все о том же: ДАЛЬШЕ-ТО ЧТО?

В той же статье я утверждал, что наши демократы совершенно зря боятся государственного переворота. Где-то день-полтора мне временами казалось, что я в своем оптимизме в этом вопросе переборщил. Но постоянное присутствие в Мариинском дворце, посильное участие в работе штаба, ежечасные звонки в Верховный Совет России вынуждают меня признать: переворота в подлинном смысле слова не было.

Не считаю все это, как Невзоров, провокацией с целью "сосчитать" несогласных с демократами. Нет, дело серьезнее и глубже.

Всегда я утверждал, что гражданская война в России невозможна и опасаться ее не следует. Это, конечно, хорошо и замечательно в том смысле, в каком любое отсутствие войны уже есть достижение. Это означает и другое: российское общество в своем громадном, подавляющем большинстве абсолютно не делится на два лагеря с различной, противостоящей друг другу идеологией. Оно делится на политически активных (т. н. "демократов") и политически пассивных. Консерваторы от Андреевой до Невзорова, от "Литературной" до "Советской России" - всего лишь политически ничтожная накипь в России. Жалкий характер переворота подтвердил это.

Но проблема в том, что в российском высокооднородном (а значит, потенциально готовом к демократическому устройству) обществе достаточно однородно распределены и иллюзии, и ложные догматические представления. Все (в политике решающее большинство и означает "все") живут одними и теми же иллюзиями и все одинаково постепенно, болезненно от них избавляются. Нет хотя бы и небольшого, но политически значимого лагеря в российском балансе сил, уже от иллюзий избавленного...

Посмотрим, что реально стало причиной путча.

Декоммунизация страны? Нет, ведь во всех документах злосчастного ГКЧП ничего не говорится о "социалистическом выборе". Наоборот, его столь рьяно пропагандировал сверженный Президент, что впору было говорить об антикоммунизме бунтовщиков. Ведь их действия не оформлялись "поддержкой" КПСС, и даже смещение генсека никак не отразилось в прессе.

Реформы в экономике? Из актов хунты никак не вытекала их какая-нибудь особенная враждебность тому беспорядочному и непоследовательному размыванию экономической системы, которому члены хунты немало на своих постах и способствовали. Не остались незамеченными и их реверансы перед "честным предпринимателем"...

Текущий хозяйственный кризис? Хунта, ничтоже сумняшеся, обязалась срочно заморозить и даже понизить цены, одновременно подняв зарплату. Не надо быть экономистом, чтобы понять - это было бы равносильно беспорядочной раздаче кому попало (точнее - кто ближе стоял) всех и без того скудных запасов потребительских товаров, которые заодно решено было зачем-то всесоюзно проинвентаризировать. Всеобщая раздача 15 соток, безотносительно к абсурдности этой меры по осени, решила бы продовольственную проблему в индустриальной стране так же, как решила бы проблему дефицита одежды и текстиля всеобщая раздача ручных прялок. В общем, ясно, что о хозяйственном кризисе никто всерьез не думал.

Угроза личному благосостоянию, потеря власти из-за кадровых перетрясок? Но сколько уже было таких перетрясок, и все сходило с рук Горбачеву. Ведь уже наработан отлаженный механизм этого дела, и никто из потерявших высокий пост не взял пока в руки метлу и не переселился в общежитие.

Хунта прямо объяснила, зачем бросилась в авантюру. Испугалась Союзного договора. И - только.

И они, бунтовщики, были вполне правы в своей тревоге. Ведь единство Союза ССР - единственная идеологическая опора экономической системы, социализма и насилия.

И они, бунтовщики, категорически и для себя катастрофически ошиблись, считая, что распад Союза можно приостановить, обойти. Считая, что этот распад - результат политических ошибок и злой воли, что надо всего лишь устранить носителей этой воли и авторов этих ошибок.

Роль личностей в ходе перестройки, как и в ходе путча, реально была весьма невысока. Пусть бы и сам Горбачев встал во главе путча и отрекся от подписания договора 20 августа - он бы окончательно растерял все остатки своего авторитета и рухнул бы вместе с путчистами. Он удержался - и предстал перед миром в образе человека хорошего, но бессильного. Бессильного в подборе советников, в контроле ситуации...

Реально же суть событий выглядела так: хунта не произвела никаких существенных изменений в основной, повседневной, бытовой жизни людей. Бунтовщики ничего не изменили потому, что им нечего было менять. Все изменения до сих пор происходили не столько в хозяйственно-статусных отношениях, сколько в идеологии - а их никакими актами не отменишь. Не было и никакой политической силы, рвущейся к власти, - а значит, некого было путчистам "в последний момент" останавливать.

В той же статье в N 33 "ЧП" я утверждал, что армия в "обществе милитаризма" обычно не стремится к проведению переворотов. И действительно - в целом военные заняли осторожно-выжидательную позицию. Брать ответственность на себя в их планы никак не входило. Не надо ссылаться на неопытность: в современном мире военные перевороты уже давно перестали быть искусством. Это - просто ремесло, о технологии которого написаны учебники.

Не было и реальных организованных действий с другой стороны. Это ведь тоже ремесло - мобилизовывать добровольцев, транспорт, громкоговорящие и множительные устройства, захватывать коммуникации, блокировать дороги, собирать в кулак крановую технику и тягачи с бетонными блоками, вооружать автоматами и отмобилизовывать все силы ГУВД и т.п. и т.п. В штабе в Мариинском дворце немало говорили обо всем этом, пытались что-то делать... Но как не было подлинного сопротивления, так не было и подлинной, многотысячной самомобилизации народа. Из пяти миллионов горожан пришло, дай Бог, тысячи три добровольцев. На демонстрацию - тысяч сто. Всеобщая забастовка провалилась.

Путч подтвердил еще раз: альтернативы тому развитию, которое мы имеем - нет. Беспокоится, собственно, нечего.

Результаты путча, как и следовало ожидать: приближение краха режима, если не самый крах. Смена всех символов, усиление той ветви российской власти, которая называет себя "российской" и сидит в Белом Доме за счет другой ветви российской (а чьей же еще?) власти, которая именуется уже "союзной" и заседает в Кремле и других могучих зданиях Москвы.

Россия постепенно осознает себя как субъект, но это осознание происходит вопреки ее же воле, как бы вынужденно. Россия осознает необходимость реформ Союза и взятия на себя все больших его полномочий не потому, что Союз должен быть ликвидирован, а потому, что этот Союз сегодня, с этими лидерами - плохой. Россия борется пока еще не за себя (с кем же ей бороться?), а за хороший Советский Союз против плохого. Крайне характерно, что с первых документов документов Ельцина, изданных в период путча, красной нитью идет подчеркнутая лояльность Союзу, союзной Конституции, союзному Президенту... Подчеркиваются заслуги России в укреплении Союза!

Российское правительство приобретает новые большие возможности в лоббировании и раздаче региональных, отраслевых и просто всеобщих подачек и льгот, особенно в награду за подлинный или мнимый героизм. Зато российская власть, похоже, не приобрела реального авторитета, достаточного для сурового жесткого проведения тех болезненных экономических реформ, оттяжка которых равносильна продолжению наркотического отравления.

Народ же России, наоборот, на волне энтузиазма и не вполне заслуженных дифирамбов в свой адрес, будет уже гораздо болезненнее относится к углублению повседневного кризиса, который теперь нельзя с истинно русским добродушием списать на Павлова и Ко. в стиле "вот гады, что хотят, то и делают..."

Ельцину, Силаеву, Собчаку и другим придется отвечать по всем счетам. Чтобы избежать этого, надо где-то найти ответственного и на него все свалить, начав жизнь с новой белой страницы. Найти виновника на стороне затруднительно - никто же нас не оккупировал. Списать на евреев - мораль не позволяет. Коммунизм если и будет осужден, то в максимально безличной форме - либо в лице покойных Марксов-Лениных, либо в лице анекдотических Андреевых-Лигачевых. Признание вины самого народа ни одна политическая сила ввести в текущий идеологический оборот не решается.

Народ победил, и победа далась ему легко, потому что враг оказался эфемерным. Готов ли он, стиснув зубы, ложиться под хирургический нож реформы?

Сегодня у нас воистину великие, радостные минуты. Впереди трудные месяцы и годы.
Tags: публикации, час пик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments