Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Единство России и автономии - "Час Пик", 11 ноября 1991

Отчетливо видно, что наша империя разваливается скачками.

Первым скачком было отделение Восточной Европы. Еще в 1986-1988 годах небольшие изменения всего лишь во внутреннем устройстве правящих коммунистических партий воспринимались именно как наши. новости, как нас непосредственно касающиеся. А теперь события в Чехо-Словакии, Венгрии и т.д. - ушли с первых полос газет, стали почти такими же далекими, как события в любой европейской стране.

Следующий скачок приближается к концу в эти недели и месяцы. Те полугосударства, которые почему-то принято сегодня называть "суверенными республиками", самим подчеркиванием эпитета "суверенный" как бы разоблачая отсутствие у них подлинного, очевидного и потому даже не упоминаемого суверенитета, - те республики уже окончательно отдали швартовы и решительно удаляются от российского берега. Что самое главное - мы с этим смирились, хотя и не привыкли.

Пока еще сообщения из этих республик не помещаются в разделе "международная информация", пока еще рубль, советская железная дорога и русский язык интегрируют шестую часть суши. Но уже никто не удивляется визам, таможням, ожиданию новых валют...

Начинается третий скачок. Третья волна объектов нашего сверхгосударства подает голос, с каждым днем все более громкий и отчетливый.

Я говорю о так называемых "автономиях". Просто удивительно, насколько глубоко разделены в сознании наших российских политиков автономные республики от союзных. Да, различия между ними есть, но весьма расплывчатые. Железной логики здесь нет.

Логично было бы в 1922-1923 годах, создавая Союз, либо включить все национальные республики в РСФСР со статусом автономий, либо объединить союзным договором опять же все республики, от Татарии до Украины. Но оба решения были непроходимы политически: первое раздражало более сильные народы (Украину, Грузию, Белоруссию), второе Российских националистов, чей голос в структурах РСФСР был уже весом. Выбрали вариант нелогичный, мозаичный, позволяющий тасовать и менять статусы народов и республик.

История автономий полна удивительных эпизодов. В этой истории нет ничего постоянного, стабильного. Каракалпакская автономия сперва подчинялась Казахстану, потом - Российской Федерации, а завершила дрейф в Узбекистане. Абхазия долгое время находилась как бы в глубине матрешки - с Грузией ее формально связывало не подчинение, а "равноправный" договор; сама Грузия (уже вместе с Абхазией) вошла в Закавказскую федерацию, и только та уже вошла субъектом в Союз.

Часто считали, что автономными становятся те республики, что не имеют внешних границ в Союзе. Тут только доля истины. Огромный Казахстан был некогда автономией в РСФСР, но осталась ею Тува, до 1944 года вообще в СССР не входящая. И если Казахстан, как и Молдавию, "повышали" из автономий, то пограничная Карелия была понижена до этого статуса.

Спорны и сами границы автономий. В границы Башкирии включены чисто татарские районы - ведь в годы гражданской войны очень многое зависело от того, удастся ли Москве привлечь на свою сторону войска воинственных башкирских националистов. Москва предложила больше, чем мог дать Колчак - и башкирско-татарские противоречия были законсервированы вплоть до наших времен. Новообразуемая Чувашия была в двадцатые годы чисто крестьянской - и для придания ей хоть малого пролетарского элемента к ней присоединили русский Алатырь с округой. Не аукнется ли это завтра?

Обо всем этом мало кто задумывается на тех уровнях, где вершится российская политика. Как-то, похоже, не ощущается там, что Северный Кавказ стал уже районом не внутренним для нашей страны, а пограничным. Что те правила поведения, к которым мы, наконец, привыкаем в отношении бывших союзных республик, пора использовать и в отношении автономий.

Автономии раскалываются. Одним, активным, уготована государственная независимость. Это касается народов неправославных, компактных, быстрорастущих, консолидированных. Таковы татары, башкиры, тувинцы, чеченцы, осетины, ингуши, возможно - якуты, буряты, чуваши. А вот дисперсным мордве, карелам, удмуртам, возможно, придется стать подлинным нацменьшинством наподобие лужичан в Германии. Решить это смогут только сами эти народы в их национальном движении.

А в ответ этому движению - из Москвы доносятся крики о неделимой России, о растаскивании ее на удельные княжества! Только невежеством или злонамеренным передергиванием можно объяснить нередкую попытку поставить в один ряд подлинные национальные автономии и регионы собственно России, когда за отпадением Чечни и Татарии нам начинают грозить отколом Сибири, Урала, Поморья...

Да, Россия едина. Но если мы желаем подлинного российского единства, то не надо тащить в него тех, кто это единство будет заведомо нарушать. Россия должна быть единой не в случайных своих нынешних границах, частью отрезающих от нее обширные русские территории, а частью включающих в нее чужие земли.

Единой должна быть новая Россия, русская.

4 ноября 1991 года
Tags: публикации, час пик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments