Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Юзер recepter о суде присяжных

Юзер recepter крайне интересно описывает свои впечатления от суда присяжных (речь идет о суде над убийцами Галины Старовойтовой) - http://recepter.livejournal.com/348180.html

Его постинг подзамочный, но он разрешил мне скопировать его для всеобщего доступа. Что я с благодарностью и делаю:



«Ну что такое? Что за присяжные? Почему такие вердикты? Как же так?» - можно еще миллион подобных вопросов сформулировать, но ответа на них не получить. Осмелюсь сказать о своем понимании происходящего и причин принятия известных решений судами присяжных.

В апреле текущего года по известным причинам участвовал процессе отбора присяжных. Для процедуры определения состава будущей коллегии присяжных, специальными приглашениями были оповещены более 300 кандидатов – обычных граждан, жителей Петербурга. Из них в городской суд к указанной дате явились 86 человек. Социальный состав достаточно однородный – повар, водитель трамвая, тракторист, слесарь-сантехник, домохозяйка, бухгалтер, дворник… В списке редко встречались люди с профессиями учителя, врача или спасателя из МЧС. Бизнесменов или профессорско-преподавательского состава ВУЗов не было вообще. По ходу отбора выяснилось, что при формировании списка предполагаемых присяжных, технические работники, составляющие базу для «повесток» возможным заседателям, избегают включения в нее лиц, имеющих стабильный средний (или выше него) социальный статус, высокооплачиваемую постоянную работу и т.п. Объясняют они это просто: «Какой человек с месячным заработком в 1000 долларов бросит свою работу и на 30 дней, а иногда и полгода, отправится присяжничать за 300 рублей в день? И кто из серьезных руководителей отпустит своих сотрудников на столь длительный период?».

Осмотрев беглым взглядом 86 кандидатов в присяжные, судья задала первый вопрос: «Есть ли среди присутствующих лица находящиеся сейчас под следствием по уголовным делам или те, в отношении кого возбуждены дела, которые сейчас рассматриваются судами?». Шесть человек откликнулись и после короткой беседы с судьей, покинули горсуд. Второй вопрос: «Есть ли среди ваших родных и близких лица, отбывающие сейчас уголовное наказание в местах лишения свободы или находящиеся под следствием по уголовным делам?». Двадцать шесть человек мгновенно удалились из зала. Еще 11 кандидатов отозвались на вопрос об административных правонарушениях. Тем не менее, некоторых из них решено было не удалять, т.к. речь в их случаях шла о нарушении правил уличного движения. Далее, четверых отправили за связь с правоохранительными органами (МВД и ФСБ). Один спившийся бомж сообщил, что он секретный сотрудник милиции и показал корочки. Его отправили следом за остальными «забракованными». Из-за того, что в деле фигурировали в качестве исполнителей преступления депутаты и члены ЛДПР, был задан и вопрос о симпатиях к этой партии. Исключили еще одного персонажа.

Из оставшихся предстояло отсеять еще категорию хронических алкоголиков и не потерять при этом необходимую численность в 22 присяжных, которым надлежало слушать пять месяцев дело и вынести по его завершении свой вердикт. Но до наступления завершающего этапа формирования коллегии присяжных судья поставила два вопроса «на честность»: «Есть ли у кого из присутствующих предвзятое отношение к Галине Старовойтовой, которое впоследствии способно повлиять на Ваше решение?» - самоустранилась одна дама. «Кто-нибудь из присутствующих знает из средств массовой информации что-нибудь об убийстве Галины Васильевны Старовойтовой?». Казалось бы, сейчас все поднимут руки. Но нет. Ни один соискатель присяжного кресла не ответил утвердительно. Да, вот с таким человеческим материалом сталкиваются сейчас те, кому судьбой начертано пройти через суд присяжных в России. И Петербург, что не говорите, все-таки в лучшую сторону отличается от остальной России.

Невзирая на сложность судебной процедуры и социальный срез общества, представленный в судах присяжных, продолжаю настаивать на важности и полезности для нашего общества этого института. Все кто, в конечном счете, попал в коллегию присяжных по нашему делу, старались внимательно слушать каждое выступление, доводы сторон, аргументы и факты. Наши присяжные задавали в письменном виде (через судью) вопросы противоборствующим сторонам и свидетелям. Их было подано множество. Для сравнения, присяжные по делу об убийстве Сергея Юшенкова послали всего 1 записку с вопросом. Практика питерских судов присяжных тоже не знает аналогов. Обычно, присяжные молча скучают или спят. О чем это свидетельствует? Об умении или неумении сторон работать в процессе и завладевать вниманием присяжных, давать исчерпывающую информацию, представлять специалистов и грамотно формулировать то, на что суду предстоит дать свои ответы. Присяжные по делу об убийстве Галины Старовойтовой совещались 6 часов. У них отсутствовало единодушие. Кто-то из них вышел из совещательной комнаты со слезами на глазах. Но при этом они очень четко и грамотно определили вину каждого подсудимого по отдельным эпизодам их действий, оценив тем самым многочисленные показания и экспертизы. Это говорит в пользу суда присяжных даже в том ущербном виде, в котором он предстает в процессе формирования коллегий.

Теперь о вердиктах по делам убитых вьетнамского студента и девятилетней таджикской девочки. Решения присяжных вызваны плохой подготовкой дел к рассмотрению в суде (низкое качество доказательной базы), вялым поведением гособвинения, которое зачастую, вообще не поддерживает в процессе свою версию обвинения и неграмотностью в межнациональных отношениях самих присяжных. Ключевая ошибка гособвинения состоит и в том, что прокуроры пытаются сами излагать присяжным СОБСТВЕННОЕ понимание преступлений на почве национальной ненависти, не привлекая к процессам научных сотрудников ведущих этнографических и исторических институтов страны, способных даже на пальцах объяснить отличие преступления на межнациональной почве от обычной бытовухи и хулиганства. Когда же прокуроры перед судом рассуждают о том, в чем они сами не уверены, а часто имеют схожее с подсудимыми представление об инакости и расах, а члены коллегии присяжных (постоянно склонные к жалости) видят в подростках за решеткой лишь «нашкодивших и оступившихся русских мальчиков», другого результата ожидать не следует. Убийцы переквалифицируются в хулиганов, а их пособники в невиновных.

Невзирая на состав коллегий присяжных и их качественный уровень, нельзя полагаться на авось, недопустимо считать участников процесса идиотами, пытаться немотивированно навязать свою логику и продиктовать готовое решение. Присяжные – это первоклашки с большим жизненным опытом. Им можно объяснять, но не вдалбливать. Они всегда почувствуют неуверенность прокурора в своей правоте и сделают из этого собственные выводы. А когда «неуверенность» прокурора в процессе, строится на его внутренних национал-патриотических чувствах, исход дела тем более очевиден.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments