Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Дума и газ

линк

Председательствующий. <...> Принято. Уважаемые коллеги, мы завершили работу по блоку законопроектов, рассматриваемых во втором чтении, приступаем к блоку законопроектов, рассматриваемых в первом чтении. Мы идём с опережением графика. По пункту 13 пока нет докладчика, мы можем сейчас рассмотреть пункт 14, и я приглашаю председателя Комитета по энергетике, транспорту и связи Валерия Афонасьевича Язева на трибуну. Рассматриваем проект федерального закона "Об экспорте газа". Пожалуйста.

Язев В. А. Спасибо, Борис Вячеславович. Уважаемые коллеги, законопроект "Об экспорте газа" направлен на установление основных принципов государственного регулирования экспорта газа, добываемого из всех видов месторождений углеводородного сырья и транспортируемого как в газообразном, так и в сжиженном состоянии. Указанная деятельность должна осуществляться с учётом экономических интересов и международных обязательств Российской Федерации, приоритетных задач в области развития топливно-энергетического комплекса страны. Необходимость принятия закона по регулированию экспорта газа обусловлена пониманием роли природного газа как стратегически важного сырья, экспорт которого должен осуществляться через единый канал в целях рационального использования невосполнимых природных ресурсов и реализации приоритетных государственных проектов. Признание стратегической роли газовой отрасли в России сложилось давно. Это нашло своё отражение в указах президента, в законе "О газоснабжении..." и в постановлениях правительства, принятых в начале 90-х годов, в том числе и по вопросам внешнеэкономической деятельности. Позже, с отходом от системы квотирования и лицензирования экспортных поставок, регулирование экспорта оказалось почти полностью вне сферы государственного контроля. Исключение составляют поставки по международным соглашениям, которые с 1994 года осуществляются "Газпромом" как единым оператором в соответствии с указом Президента России. В последнее время стала особенно очевидной необходимость восполнения существующего пробела в законодательстве. Нам нужна чёткая позиция по вопросу экспорта газа с учётом задач по развитию национальной экономики в первую очередь. Надо отметить, что правительством принимаются меры по обеспечению интересов государства при экспорте газа. В частности, на ОАО "Газпром" возложены функции координатора программы по созданию единой системы газоснабжения Восточной Сибири и Дальнего Востока, а также в перспективе - экспорта газа на рынки Китая и других стран АТР. Масштабность значимых газовых проектов всегда требовала принятия решений на государственном уровне, потому что газ - это товар, который не может быть добытым, пока он не продан. Вводимый порядок экспорта, который мы предлагаем этим законопроектом, распространяется на трубопроводный и сжиженный газ, поскольку они выходят на одни и те же рынки и не должны конкурировать друг с другом, различие состоит лишь в способах транспортировки. Законопроектом предлагается предоставить исключительное право на экспорт газа организации - собственнику единой системы газоснабжения или её дочернему обществу, в уставном капитале которого доля участия организации - собственника единой системы газоснабжения составляет сто процентов. Регулирование экспорта природного газа путём назначения единого оператора опирается и на действующее законодательство. В соответствии со статьёй 26 Федерального закона "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" право на осуществление внешнеторговой деятельности может ограничиваться путём предоставления организациям исключительного права на экспорт или импорт отдельных видов товаров. При этом перечень таких товаров, а также перечень организаций, которым предоставляется исключительное право на их экспорт или импорт, определяются федеральными законами. Законопроектом предусмотрено введение ограничения экспорта исходя из национальных интересов, включающих три критерия: необходимость предотвращения исчерпания невосполнимых природных ресурсов; обеспечение национальной безопасности Российской Федерации; выполнение международных обязательств Российской Федерации. Именно по этим мотивам были приняты у нас законы "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами" и "О драгоценных металлах и драгоценных камнях", которые ввели особый порядок экспорта соответствующих товаров. Таким образом, на сегодняшний день существуют как юридические, так и экономические обоснования для введения предлагаемого порядка экспорта газа. Принятие законопроекта обеспечит комплексный подход к правовому регулированию газовой отрасли в России. В соответствии с частью шестой статьи 112 Регламента Государственной Думы по предложению Комитета по энергетике, транспорту и связи текст законопроекта был доработан авторами с учётом замечаний Правового управления Аппарата Государственной Думы. При этом концепция законопроекта не изменилась. Законопроект прошёл правовую и лингвистическую экспертизы и полностью готов к принятию. Комитет по энергетике, транспорту и связи рекомендует принять проект федерального закона "Об экспорте газа" в первом чтении и в виде закона, исключая процедуры второго и третьего чтений. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Валерий Афонасьевич. Уважаемые коллеги, будут ли вопросы к докладчику? Есть вопросы. Прошу включить режим записи на вопросы. Покажите список записавшихся. Девять депутатов записались. Я предоставляю слово Купцову Валентину Александровичу для вопроса. Пожалуйста, Валентин Александрович.

Купцов В. А., заместитель Председателя Государственной Думы, фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Валерий Афонасьевич, скажите, пожалуйста, чем вызвано спешное принятие этого закона без второго и третьего чтений, без заключения учёного совета, без заключения правительства?

Председательствующий. Пожалуйста, ответ.

Язев В. А. О каком учёном совете вы говорите?! Я подписал этот законопроект в Амстердаме, будучи на мировом газовом конгрессе, потому что для меня, как специалиста в газовой отрасли, совершенно очевидно усиливающееся давление на Россию со стороны международных энергетических корпораций, со стороны западных стран, которые горят желанием получить доступ к нашим месторождениям газа и к нашей трубопроводной системе, для того чтобы добыть у нас газ, выкачать его за пределы России, заплатив какие-то налоги, естественно, как резиденты Российской Федерации, и при этом обрушить цены на газ в Западной Европе. Мы сегодня экспортируем 206 миллиардов кубометров газа, получая примерно 40 миллиардов долларов выручки, "Газпром" с каждого доллара 45 центов платит налогов в российскую казну. Мы можем экспортировать ещё больше, но денег получать значительно меньше. Поэтому срочность определяется тем... Вот у меня есть опасение, как бы в ходе переговоров о вступлении России в ВТО не заставили нас, не уговорили ратифицировать договор к Энергетической хартии, который раскроет газотранспортную систему. Принятие же такого закона уменьшит аппетиты тех, кого я назвал, их доступ к российской газотранспортной системе. Я считаю, и газ, и трубопроводная система - это наше национальное достояние и их нужно защищать законодательно.

Председательствующий. Спасибо. Пожалуйста, Логинов Андрей Викторович, ваш комментарий.

Логинов А. В. Уважаемые коллеги, в связи с замечанием по поводу отсутствия заключения правительства обращаю ваше внимание на то, что данный законопроект не содержит вопросов, подпадающих под часть 3 статьи 104 Конституции, и не требует внесения в Государственную Думу с обязательным заключением Правительства Российской Федерации. Вместе с тем законопроект рассмотрен в ответственных министерствах и ведомствах и подготовлен проект положительного официального отзыва. Этот проект ещё не прошёл комиссию, так как у нас заседание комиссии на этой неделе не состоялось, и поэтому решение будет, очевидно, принято на ближайшем заседании комиссии, в понедельник. И тогда официальный отзыв, как официальная позиция правительства, поддерживающего данный законопроект и его принятие, будет направлен в палаты Федерального Собрания.

Председательствующий. Спасибо. Пожалуйста, Собко Сергей Васильевич.

Собко С. В., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Спасибо, Борис Вячеславович. Уважаемый Валерий Афонасьевич, как крупный специалист в газовой области, вы подписали в своё время документы по экспорту газа, это можно понять. Но вот как председатель комитета по энергетике, если можно, объясните, пожалуйста, не в физическом смысле, а в экономическом, чем отличается газ от нефти, как топливо, как ресурс, и почему выделяется. Понятно, что ни один парламент, извините, пожалуйста, это моё мнение, без лоббирования не работает, но настолько явно в этом законопроекте прослеживается не совсем объективный подход... И если мы экспортируем газ и нефть, то почему их нужно разделять, а не подготовить какой-то единый закон, чтобы государство действительно выигрывало по всем углеводородным видам топлива?

Язев В. А. Ну, по целому ряду причин у нас, в Российской Федерации, различаются газовый бизнес и нефтяной бизнес. Во-первых, нефтяной комплекс был акционирован, вы знаете. Нам в законе "О газоснабжении..." удалось - я считаю, это достижение большое Государственной Думы второго созыва - сохранить единый хозяйственный комплекс, которым является единая система газоснабжения сегодня. Второе. Ну, экспорт газа сегодня - на сто процентов трубопроводный, он привязан конкретно к трубе. Экспорт нефти - он осуществляется нами на все мировые рынки: Европы, Америки и стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Нефть перевозится морем, может доставляться в любую точку. И цены на нефть серьёзным образом регулируются не Россией, а мировыми нефтяными биржами. Мы там второй по величине экспортёр нефти, конечно. Монополии на производство нефти и на экспорт нефти сегодня ни у кого нет, и может быть, и не нужно её сегодня вводить. Хотя тему, заявленную президентом Владимиром Владимировичем Путиным, о пуске механизмов нефтяной биржи для торговли фьючерсами в России за рубли - вот я её приветствую. Может быть, это будет следующим шагом. Особенность газового бизнеса в том, что мы в Европу поставляем порядка 27 процентов газа, потребляемого Европой, около 45 процентов импорта. Мы держим цены европейские. Если на этот рынок выйдет ещё ряд поставщиков газа, как я говорил, мы обрушим просто цены и выкачаем из России... Нам что, нужно как можно больше добыть газа и отправить на мировые рынки? Да нет, нам нужно отправить только то количество, которое не нужно на сегодня экономике России, и получать за это максимально возможную плату. Есть два разных подхода к нефтяному и газовому бизнесу.

Председательствующий. Савельева Ирина Валентиновна, пожалуйста.

Алкснис В. И., фракция "Народно-Патриотический Союз "Родина" (Народная Воля - СЕПР)". Алкснис по карточке Савельевой. Уважаемый Валерий Афонасьевич, принятие этого закона будет ли способствовать тому, что наконец изменится ситуация, когда к нашей газовой трубе прилепляются десятки посредников и сосут свою долю прибыли? Ну вот американский Конгресс утверждает, что в штате той самой знаменитой посреднической компании "РосУкрэнерго", которая сегодня стоит между "Газпромом" и Украиной, якобы всего лишь пятнадцать человек, а за прошлый год эти пятнадцать человек заработали 3 миллиарда долларов только тем, что они посредничают в этом вопросе. Это хороший бизнес, это выгодно. Так вот, будет ли способствовать принятие этого закона тому, что такие схемы перестанут действовать?

Язев В. А. Да, будет. Что касается "РосУкрэнерго", её позитивная роль в том, что мы сегодня свои 17 миллиардов кубов газа Украине через неё продаём по 230 долларов за 1000 кубометров, а не по 50, как продавали в прошлом году, то есть она по отношению к России свою роль позитивную играет. Это свой бизнес, там газ и туркменский, казахский, узбекский, она реэкспортирует часть, это отдельная тема. Наш законопроект предоставляет эксклюзивное право "Газпрому", как собственнику единой системы газоснабжения, или его стопроцентной дочке экспортировать газ, убирая всех посредников.

Председательствующий. Глотов Сергей Александрович, пожалуйста.

Глотов С. А. Уважаемый Валерий Афонасьевич, дайте всё-таки более подробную характеристику пункта 2 статьи 2, о том, что требования настоящего федерального закона не применяются к экспорту газа, произведённого в соответствии с СРП. Вот не рушит ли эта запись сам проект и так короткого закона?

Язев В. А. Этот пункт я прочитаю: "Требования настоящего Федерального закона не применяются к экспорту газа, произведённого в соответствии с соглашениями о разделе продукции, заключёнными до дня вступления в силу настоящего Федерального закона". Это обязательная "дедушкина оговорка", потому что есть ряд соглашений о разделе продукции, которые сегодня действуют, и по закону о СРП мы не можем менять правила, по которым работают эти месторождения. Но все новые соглашения о разделе продукции, если они будут, должны будут заключаться уже с учётом настоящего федерального закона.

Председательствующий. Глазьев Сергей Юрьевич, пожалуйста.

Глазьев С. Ю. Уважаемый Валерий Афонасьевич, поясните, пожалуйста, почему бы задачу, о которой вы говорите, - установление, по сути, государственной монополии на экспорт природного газа - не решить, как говорится, естественным путём: просто принять норму, согласно которой экспорт газа является государственной монополией, реализуемой государственным унитарным предприятием? Согласитесь, что решение этой задачи через вопрос о собственности на трубу выглядит довольно-таки странно. Так можно и железной дороге делегировать экспорт всего того, что по ней ездит. Если цель действительно установить жёсткий государственный контроль (я эту цель разделяю), то проще, мне кажется, - и это соответствовало бы нормам международного права - ввести открыто госмонополию на экспорт газа из России. Это было бы всем понятно, логично и соответствовало бы мировому опыту.

Язев В. А. Спасибо за вопрос. "Газпром" - это государственная компания. Мы с вами в декабре прошлого года приняли закон, по которому в руках у государства находится 50 процентов плюс одна голосующая акция. По всем критериям (и вы отлично это знаете) - и по участию в акционерном капитале, и по влиянию государства на принятие решений в "Газпроме", где совет директоров сформирован из представителей государства, - это государственная компания. Никаких новых структур бюрократических создавать не нужно, потому что есть "Газпром", и кроме трубы... он ещё добывает 545 миллиардов кубов газа из 638 миллиардов, которые в стране добываются, то есть у него кроме трубы и 85 процентов всего российского газа, который добывается. Есть хозяйствующий субъект, стопроцентная дочка "Газпрома" - "Газэкспорт", который уже около сорока лет доказывает свою эффективность. Поэтому я, когда писал закон... У меня большие сомнения, стоит ли поручать какое бы то ни было благое дело нашему правительству.

Председательствующий. Шеин Олег Васильевич.

Шеин О. В. Два момента хотелось бы уточнить. Как известно, государственная компания "Газпром" отказалась представить в адрес Государственной Думы копию договора о поставках газа "РосУкрэнерго". Кроме того, до сих пор не очень понятно, кто у нас принимает решения о том, по какой цене мы поставляем газ за рубеж, потому что, как известно, она для разных стран отличается в разы и не является предметом обсуждения в Госдуме. В этой связи хотелось бы уточнить, считаете ли вы необходимым не в рамках данного законопроекта, а в принципе отрегулировать оба вопроса в законодательстве (первое), чтобы "Газпром" был реально финансово прозрачен перед парламентом в плане своих договоров, поставок продукции за рубеж, если это госкомпания? И второе - это чтобы российский парламент всё-таки участвовал, если он того захочет, в решении вопросов, связанных с ценой поставок нашей продукции. Спасибо.

Язев В. А. Ну, первый вопрос, что "Газпром" отказался предоставить документацию, - это неправда. (Шум в зале.) Я говорю: это неправда, это вы пытались провести парламентский запрос, который Дума не приняла, посчитав, что вне пределов нашей компетенции - запрашивать у хозяйствующего субъекта эти данные. Поэтому не надо огульно обвинять, высасывать ложь из пальца. Второй вопрос, по ценам. Мы разные ветви власти. Фундаментальные решения в "Газпроме" принимают совет директоров и собрание акционеров. Семь из одиннадцати членов совета директоров - члены Правительства Российской Федерации, а председатель совета директоров - первый вице-премьер правительства Медведев Дмитрий Анатольевич. Поэтому каждому своё: мы с вами должны принимать законы, а вопросами хозяйственной деятельности занимаются Правительство Российской Федерации и хозяйствующие субъекты. Вот мы с вами сегодня занимаемся своим делом. Мы рассматриваем - я надеюсь, что примем, - законопроект об установлении единого канала экспорта российского газа как стратегического сырья Российской Федерации, которым нельзя разбрасываться и по которому нужен особый порядок регулирования. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. По ведению - Шеин. Пожалуйста, Олег Васильевич.

Шеин О. В. У меня просьба, Борис Вячеславович, к вам высказать замечание в адрес коллеги Язева в отношении высасывания лжи из пальца, потому что, во-первых, это, мне кажется, выходит за пределы допустимости парламентских выражений, во-вторых, у нас есть официальный ответ ОАО "Газпром" в адрес профильного комитета Госдумы, в котором корпорация отказалась представить копию договора с "РосУкрэнерго". Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Ну, мы выслушали уже мнение Валерия Афонасьевича. Уважаемые коллеги, исчерпаны вопросы. Пожалуйста, Валерий Афонасьевич, присаживайтесь. Есть ли желающие выступить? Курьянович, Алкснис, Глазьев, Купцов Валентин Александрович и Харченко Иван Николаевич. заседании определимся во втором чтении и, если так палата решит, в третьем. Нет возражений, да? Спасибо.

(далее - в комментах)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments