Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Интервью Коха об уходе из НТВ

Сохраню-ка я интервью Коха Коммерсанту. А то ведь удалят.
http://www.kommersant.ru/lenta.html?id=23762


"Я лишний на этом празднике жизни"

Альфред Кох объяснил Ъ, зачем он ушел из "Газпром-медиа"

Вчера АЛЬФРЕД КОХ заявил, что принял окончательное решение уйти с должности гендиректора "Газпром-медиа". В интервью обозревателю Ъ АРИНЕ Ъ-БОРОДИНОЙ он впервые признал, что сам намеревается стать покупателем всех медийных активов "Газпрома".

– После вашего пятничного заявления об отставке вас пригласили в Кремль. Как я понимаю, вас уговаривали остаться. Вы встречались с главой администрации Александром Волошиным?

– Это вы сказали. А слово "уговаривали" в данном случае неправильное. Скорее, там пытались понять причины ухода, насколько мое решение окончательно и можно ли придумать какую-то конфигурацию моих взаимоотношений с новым менеджментом "Газпрома", которое бы позволило бы сделать ситуацию более или менее нормальной.

– А чем вы объясняете такую заинтересованность кремлевской администрации в том, чтобы вы остались в "Газпром-медиа"?

– Я могу высказать только свое суждение. Смешно отрицать, что ресурс, который был получен в результате урегулирования задолженности "Медиа-Моста" перед "Газпромом", имеет политическую подоплеку. И если в течение этого года вся полемика, которая вокруг этого медиаресурса складывалась, имела отношение не только к реальному политическому моменту, но еще и добавила некий накал страстей и истерию, то в этих условиях нормально, что в Кремле интересуются, что там происходит. Там реально хотели знать, в чем причина моей отставки. Когда это дело касалось просто бизнеса, когда мы просто урегулировали долги, тогда кремлевская администрация, как вы помните, не на словах, а на деле фактически дистанцировалась. Сейчас, как мне кажется, в Кремле понимают, что в комментариях прессы и общественного мнения будет складываться впечатление, что раз отсутствует бизнес-элемент, то должны, по-видимому, присутствовать какие-то политические мотивы моего ухода. Они и пытались это понять.

– И вы им сказали, что политика здесь ни при чем?

– И им, и вам хочу объяснить, что, на мой взгляд, было бы сильным упрощением говорить о том, что причиной моего ухода стали бизнес-интересы или тем более политические интересы. Существует еще 25 тысяч еще разных других интересов. Например, невозможность установить контакт лично с господином Миллером.

– А как же почти 20 лет знакомства еще с питерских времен?

– Да мы никогда не были друзьями! Ну, знакомы 20 лет, и что это дает? Я же никогда не работал с ним по-настоящему. Свою трудовую биографию он начинал в комитете внешних связей мэрии Санкт-Петербурга у господина Путина, а я работал в другом ведомстве мэрии. Поэтому наши служебные дела никогда не пересекались.

– Но трудно поверить, что с вашей богатой биографией и с вашей хваткой причина ухода только в невозможности наладить личный контакт с Алексеем Миллером. Все-таки ваши бизнес интересы наверняка разошлись с мнением руководителя "Газпрома"?

– Есть соблазн трактовать этот вопрос и так. Три месяца назад мы от имени менеджмента "Газпром-медиа" сделали "Газпрому" предложение по выкупу всего медиаресурса. Сначала это все было воспринято благожелательно, а потом это все увязло в бюрократической машине. А потом мы сказали: "Ребята, не хотите нам продавать, тогда проведите тендер, дайте нам только право в нем участвовать". Опять же началась какая-то непонятная волокита, в результате которой только после моей отставки господин Миллер буквально выдавил из себя, что будет продавать этот медиаресурс, но не обозначил ни способы, ни срок продажи. Более того, в решении пятничного правления "Газпрома" ни слова не сказано о продаже. Теперь, видимо, решение будет переписано, чтобы не попасть в дурацкое положение.

– А за эти три месяца, после представления плана продажи медиаресурса, вы ни разу не общались с Миллером?

– На еженедельной основе, и, более того, каждый раз он со мной во всем соглашался. Особенность господина Миллера в том и состоит, что он совершенно спокойно может говорить то, что не соответствует действительности. Мягко говоря. Он, например, говорит: "Принято решение выделить финансирование". А читая решение правления "Газпрома", мы видим, что там написано всего лишь "дать предложения", чтобы через месяц выделить финансирование. А может быть, не выделить. А когда он мне, глядя в глаза, говорит, что "мы до 15 декабря закончим оценку активов", в решении правления пишется "15 января". И это продолжается четыре месяца! Я ему ставлю вопрос: "Алексей Борисович, вы можете сказать конкретно, когда вы будете продавать медиактивы и каким способом?" Это происходит 15 сентября, и он мне говорит, что это все решится 30 сентября на совете директоров. 30 сентября он меня приглашает и говорит: "Принято решение: когда продавать медиаресурс и каким способом, мы говорить не будем". Я говорю, что это не ответ. А он говорит: "Ну почему ко мне Кох пристал? Он требовал от меня ясного и окончательного ответа, и я ему его дал". В представлении Миллера это ясный ответ, но меня такой ответ не устроил.

– Я так понимаю, все это вы и рассказали в Кремле. И что, там ваши аргументы приняли?

– Да кто его знает. Их же тоже не поймешь, этих начальников. Общая тенденция нашей нынешней жизни состоит в одном слове – умиротворение. Для всех главное, чтобы не было скандала, чтобы никто не ругался. И я понимаю эту тенденцию. Но я лишний на этом празднике жизни. Я не могу себе отказать в удовольствии сказать человеку, что он сморозил глупость, а по нынешним правилам игры я должен себе отказать в этом удовольствии. Я привык к простым и ясным правилам игры: будет тендер или не будет тендер? На этот вопрос ответа нет.

– Но, может быть, эту тактику выбрал не Миллер, а те, с кем он советовался?

– Я могу себе представить примерно такую схему: одна половина ему сказала – делай тендер, а другая – не делай тендер, продавай тихо. А еще одна треть сказала: "Вообще не продавай".

– Но если Кремль хотел вас сохранить, то, наверное, главе "Газпрома" посоветовали согласиться с вашим планом?

– Я бы не сказал, что в Кремле хотели меня оставить. Там просто хотели, чтобы я не скандалил.

– И поэтому в субботу в программе НТВ "Намедни" не появился проанонсированный уже сюжет о вашем уходе?

– В том числе и поэтому. Ну я и не скандалю.

– А о чем вы говорили в понедельник с Миллером?

– Разговор ни о чем, перечисление взаимных упреков. Мы не пытались договариваться. Он не делал мне никаких предложений, а я ему.

– А он вас не просил остаться?

– Нет, не просил.

– Кто теперь возглавит "Газпром-медиа"?

– Я так понимаю, Александр Дыбаль (начальник департамента по информационной политике "Газпрома".– Ъ). А дальнейших их намерений я не знаю. Но в любом случае под влиянием моей отставки Миллером произнесены слова, пускай не в той формулировке и не так четко, но это слова, которые я хотел услышать: "Медиаактив будет продаваться". Это не так мне нужно, как всем нам.

– Но есть ощущение, что на самом деле ваша отставка связана с тем, что вы лично в составе консорциума инвесторов хотите стать покупателем медийного актива "Газпрома".

– Я согласен с этим.

– То есть ваш демарш на самом деле затеян ради того, чтобы из роли продавца просто перейти в роль покупателя?

– Ничего подобного. Если бы я выступал в роли продавца, то покупателем я бы не стал.

– Но гендиректор НТВ Борис Йордан сказал, что приветствовал бы ваше участие в числе покупателей.

– Я хочу, чтобы здесь не было разногласий. Существует ведь не только тендерная продажа. Есть такое понятие, как "менеджмент-buy-out" – продажа акций компаний ее менеджменту. Это абсолютно нормальная мировая практика. Акционеры продают менеджменту акции руководимой ими компании, если те платят за это нормальную цену.

– У вас есть средства выкупить медийный актив?

– Это уже наше дело, кого мы потом в свой пул примем. Если говорят, что продают менеджменту, то он сам выбирает, кого приглашать в консорциум. И в этом случае нет конфликта интересов. Абсолютно нормальная ситуация.

– А не было ли все затеяно ради того, чтобы сейчас сбить цену на НТВ и другие ресурсы, а потом самим купить все по дешевке?

– Я могу предложить вам другую логику: чем ниже цена, тем больше будет желающих купить. Получается, я конкуренцию обостряю, так что ваше предположение не выдерживает критики. Я абсолютно не заинтересован в падении цены как потенциальный покупатель.

– А если будет объявлен тендер, вы готовы принять в нем участие?

– Я приму участие в пуле вместе с Борисом Йорданом и иностранным инвестором.

– Это правда, что иностранный инвестор – это Kirch Media Group?

– Неправда. И вообще это не немцы, но кто, я не могу сейчас сказать.

– Иностранных инвесторов не отпугнет ваш уход из "Газпром-медиа"?

– Пока они ждут. Но оптимизма не добавит, это точно.

– Каков оптимальный срок, когда должен быть объявлен тендер и медиаресурс должен быть выставлен на продажу?

– На мой взгляд, самый поздний срок финиша по этому вопросу – к 1 апреля все должно быть уже продано и сделка закрыта. А выставлено на продажу все должно быть в середине января.

– Если открытый тендер не объявляют, то каковы будут ваши действия?

– Ой, да что мне, заняться нечем? Сначала отдохну, потом подумаю. Ничто не помешает мне заняться другим делом.

– А вам не кажется, что сработал закон бумеранга: вы сделали то, что было нужно,– разрушили НТВ, а теперь просто стали не нужны?

– Давайте абстрагируемся от каких-то частных оценок роли Коха в истории и его морального облика. Безусловно, он ужасен. Давайте посмотрим с точки зрения объективного наблюдателя. На входе этот ужасный Кох с ужасной идеей уничтожить свободу слова в России. А что мы сейчас имеем на выходе? Сейчас мы имеем хоть и призрачные, но все же перспективы этого ресурса в отличие от момента начала урегулирования конфликта. Потому что была попытка просто закрыть канал. А теперь мы имеем не три, а четыре федеральных канала.

– То есть даже успех ТВ-6 вы себе приписываете?

– Конечно! Если бы тогда не наехали на НТВ, не было этого раскола и ТВ-6 имело бы свои 5% доли зрительской аудитории, а не то, что сейчас происходит,– растет и доля, и рейтинг.

Борис Березовский хочет выкупить пакет ЛУКОЙЛа

Президенту ОАО "Нефтяная компания ЛУКОЙЛ"

Алекперову В. Ю.

Уважаемый Вагит Юсуфович!

Несколько недель тому назад подконтрольная Вам (ЛУКОЙЛу) компания"ЛУКОЙЛ-Гарант" выиграла в суде первой инстанции дело о ликвидации компании МНВК, а по существу ТВ-6.

Компания "ЛУКОЙЛ-Гарант" мотивирует свои действия чисто коммерческими соображениями, я же считаю, что причина, по которой "ЛУКОЙЛ-Гарант", владеющая 15% акций ТВ-6, затеяла процесс – чисто политическая. Ведь общеизвестно, что именно сегодня ТВ-6, впервые после августовского кризиса 1998 года, стал прибыльным и, что не менее важно, впервые действительно стал телевизионным каналом национального значения. Более того, в Москве ТВ-6 устойчиво занимает вторую, а иногда и первую строчку в рейтингах.

Я не хочу подробно мотивировать, почему ликвидация компании наносит ущерб акционерам ЛУКОЙЛа, в том числе и Вам, Вагит Юсуфович. И наоборот, почему, с точки зрения бизнеса, ее существование более чем перспективно. В отличие от Вас, для меня стоимость ТВ-6 измеряется не только в деньгах. Это моя открытая, давняя позиция. Поэтому делаю предложение, которое позволит Вам и Вашим акционерам окончательно определиться: ТВ-6 для Вас – это бизнес или способ выражения своей лояльности к властям?

Суть моего предложения базируется на Вашей же идее, которую, как мне стало известно, Вы недавно озвучили одному высокопоставленному чиновнику. Настаивая в разговоре с ним на том, что конфликт акционеров ТВ-6 носит исключительно экономический характер, Вы заявили буквально следующее: "Если Березовский заплатит 7-8 миллионов долларов за наш пакет акций, это будет выгодно акционерам ЛУКОЙЛа, и конфликт будет исчерпан".

Уважаемый Вагит Юсуфович, я принимаю Ваше предложение. Более того, я считаю, что Вы недооценили ТВ-6. Будучи последовательно корректным в бизнесе и не желая вызвать нарекания в Ваш адрес со стороны других акционеров ЛУКОЙЛа, я предлагаю Вам 10 миллионов долларов США за Ваш пакет акций.

Любое Ваше решение внесет определенность, поскольку даст ответ на вопрос: политика или бизнес – основа вашего желания ликвидировать ТВ-6.

С неизменным уважением,

Борис Березовский

На НТВ новый программный директор

Как стало известно Ъ, сегодня коллективу НТВ должен быть представлен новый программный директор. Им назначен Сергей Шумаков, до этого несколько лет возглавлявший просветительское и научно-популярное вещание на ОРТ. При этом пост главного продюсера НТВ сохранил Александр Олейников, который был приглашен на эту должность сразу после ухода большей части коллектива НТВ на ТВ-6, где, в свою очередь, господин Олейников был заместителем гендиректора по производству программ. Новое назначение на НТВ должно отразиться в первую очередь на структуре сетки вещания канала и общей программной политике. Однако на НТВ пока воздерживаются от комментариев относительно нововведений на канале и разграничения полномочий господ Шумакова и Олейникова.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments