Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Из 22-го транскрипта



- Царахова Зинаида Хасановна.
<...>
- Задавайте вопрос подсудимому.
- Скажи, пожалуйста. Вы когда ехали в машине, ты рассказываешь, что машина остановилась и стояла минут 20. Когда ты выпрыгнул, в каком месте это было? На улице, во дворе школы?

Нурпаша Кулаев:

- На улице, далеко от ворот.
- Без оружия за воротами. Мог убежать.
- Это просто сказать. Я понимаю Вас.
- Вот он говорит, что он чуть ли не заложник был. Все время сидел в столовой, однако же почему-то Полковник тебе все время отчитывался. Ты в курсе всех дел был.
- Полковник не именно мне отчитывался.
- Нет, но вот тебя спросишь что-нибудь, и ты отвечаешь, мне Полковник вот так сказал. Полковник перед каждым из вас отчитывался? Почему именно перед тобой отчитывался?
- Полковник ни разу именно мне ничего не сказал, он постоянно говорил всем, которые там стояли боевикам.
- Я ничего не поняла, что он сказал.
- Именно мне Полковник ничего не говорил. Он всем боевикам говорил. 10 лет не могут поймать Басаева. Не думаю, что у него в моей помощи нужда была. Если бы в моей помощи нужда была бы, он не бегал бы 10 лет. Любой человек знает это. 10 лет вся Российская Армия не может поймать его. Не может или не хочет.
- Знаешь, я слушаю тебя и по разговору твоему я не думаю, что ты наивный. Но ты и нас за дураков считаешь, или как.
- О, я вас за дураков не считаю. Мне никогда в жизни это даже в голову не пришло. Я говорю, что они в моей помощи не нуждались. Ни полковник, ни Басаев.
- Еще такой вопрос. Вот как я поняла, вокруг школы была круговая оборона. Он сидел в столовой. Ты просто так в столовой сидел. Да? Тебе не сказали, чтобы с той стороны никто не подошел?
- Мне сказали, что если кого-то увидишь, то скажи.
- А вдруг кто-то появится, стрелял бы ты из чего?
- Нет, стрелять не должен был. Они сказали, просто скажите нам.
- Это пока ты побежал, искал Полковника, пока бежали бы обратно. Да там бы целый полк зашел бы. Кому ты сказки рассказываешь?
- Сказки я не рассказываю. То что там было, то я и рассказываю. Верите или не верите, я не знаю. Полковник по одному никому ничего не говорил. Там не один я сидел. 4 нас в столовой было. И там под каждым окном были боевики. На 2-ом этаже, я не знаю, что там было, но Полковник оттуда спускался, и говорил всем.
- Что ты мусолишь это. Посмотри на меня. Ты знаешь, что мой сын для меня был моя жизнь. Его у меня больше нету. Посмотри сюда.
- Ну я понимаю Вас. Я всех вас понимаю.
- На меня смотри!!! Вот запомни меня хорошо. Я никому не собираюсь прощать того, что моей жизни у меня больше нету. Ты меня понял. Вот делай теперь выводы, какой смертью умрут твои дети, легкой или тяжелой.
- Я знаю, что с ними будет. Если умрут они, я знаю, они в раю будут. И ваши дети тоже я знаю, кто погибли, они все в раю.
- Аллах тебя что, учит убивать, да?
- Аллах никого не учит убивать. Я никогда в жизни никого не убивал.

Тамерлан Агузаров, председатель Верховного Суда РСО-Алания:

- Кулаев, ты успокоил потерпевших, что их дети в раю. Присаживайтесь. Успокаивает он мне потерпевших.

<...>

Старший прокурор управления Генеральной прокуратуры РФ на Северном Кавказе Мария Семисынова:

- Ваша Честь, в связи с его допросом, у меня вопрос к Кулаеву.
- Пожалуйста.
- Кулаев, можно, чтобы я его видела. Кулаев, вот потерпевший в ходе допроса сказал, что из окон столовой постоянно велась стрельба. Во время судебного заседания Вы сами признались, что Вы находились все эти 3 дня в столовой. Кто стрелял из окон столовой.

Нурпаша Кулаев:

- Из столовой 3 дня не стреляли. Я не знаю, что было, после моего задержания. До этого, 3 дня из столовой никто не стрелял, я знаю. Они не давали вообще стрелять никому, которые там были. Они со второго этажа постоянно обстреливали.
- Ну, вот во время штурма была стрельба, сказал потерпевший. Кто стрелял?
- В то время один там боевик был, там больше никого не было.
- Там не из одного окна была стрельба.
- Что дальше было, я не знаю. Я ушел оттуда.
- А из окон столовой велась стрельба. Из одного – 1 боевик. Из другого окна стреляли?
- В сторону столовой он не отстреливался. Сзади, он там стоял. Эта дверь.
- Вы за себя говорите. Кто он, Вы не говорите. Даже кто он, не называете фамилию. Вы, что делали там, в столовой, когда началась, когда Ваши там эти, соплеменники стреляли на улицу, обстреливали людей? Что вы делали в это время?
- Я говорю, я там сидел, там никто не отстреливался.

Тамерлан Агузаров, председатель Верховного суда Северной Осетии:

- Разговаривал с Цаголовым. Что он делал.
- Где Вы сидели?
- в столовой сидел. Я говорю, 3 дня там никто не стрелял. А когда начался штурм, я …
- Значит, я правильно поняла Вас, что Ваши соплеменники стреляли, а Вы в это время сидели, отсиживались.
- Я не видел, говорю. Боевики оттуда отстреливались. Меня сразу задержали.
- Вы все время говорите, боевики. Вы себя к кому причисляете. К боевикам или к заложникам?
- Я если бы боевик был бы, я бы здесь не сидел бы. В этой клетке я не сидел бы.
- Ну, тогда ответьте прямо на вопрос. Вы себя к кому, к заложникам, или к боевикам?
- К заложникам, я не знаю. Меня забрали за то, что я документы готовил. Из-за этого меня домой не пустили.
- Мой вопрос понятен Вам, Кулаев? Вы себя считаете кем?
- Я себя не считаю боевиком. Если бы я был бы, по другому было б.
- И кто стрелял из окон столовой, Вы можете сказать?
- Я не могу. Там со мной сидел старик…
- Нет вопросов. Понятно.
- я не знаю.

<...>

http://www.pravdabeslana.ru/160805-22.htm
Tags: Беслан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment