Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Роль МГБ СССР в советизации Польши - 2

Н.В.Петров

Роль МГБ СССР в советизации Польши (проведение референдума и выборов в Сейм в 1946-47 гг.)



Миколайчик сделал попытку объясниться на заседании правительства. На закрытом заседании 4 июля Гомулка обвинил Миколайчика в попытках опорочить референдум, результаты которого не объявлены. Миколайчик в ответ указал на "разгул террора" органов МОБ, который не мог не влиять на результаты, и сообщил, что, например, по трем уездам Познанского воеводства 80 % отвечали "нет" на вопросы референдума [36]. Участники заседания дружно осудили выступление Миколайчика. Тот взял слово вторично и пообещал пригласить на будущие выборы в сейм представителей Великобритании и США, Гомулка разозлившись бросил реплику: "Можешь жаловаться Черчиллю" [37].

А пропагандистская кампания против Миколайчика в прессе шла своим чередом. 14 июля 1946 года "Правда" в колонке международного обозрения подвела политические итоги референдума в Польше. Связав имя Миколайчика с еврейским погромом в Кельцах и назвав его покровителем погромщиков, газета писала: "Г-н Миколайчик и его партия ПСЛ потерпели жестокое поражение. Не он ли претендовал на 75 процентов мест в будущем сейме?" (По данным Палкина он и получил как минимум 75 % голосов поддержки на референдуме). Миколайчик, писала газета, "...готовит новый трюк. Он намерен обратиться к союзным державам с просьбой прислать наблюдателей на выборы". Но, по мнению "Правды", это не даст результатов: "...Польша - свободная, демократическая страна. Польскому народу не диктуют своей воли послы иностранных государств, как это имеет место в Греции. Польский народ идет своей дорогой. И ни Миколайчику, ни его покровителям не заставить польский народ свернуть с избранного им исторического пути" [38].

Между тем, несмотря на победные реляции в прессе, среди населения широко шли разговоры о фальсификации результатов референдума: "У нас в селе все жители голосовали "нет", а в газетах написано, что преимущество берет "да"" [39].

Но даже и подтасованные результаты референдума вселили тревогу в оказавшегося нестойким попутчика ППР Осубка-Моравского. Касаясь Кракова, где было много членов ППС, а результаты, тем не менее, оказались наихудшими, он заявил: "Если мы такие слабые, то нам с ПСЛ нужно договориться". Секретарь Варшавской организации ППС пошел в своих умозаключениях еще дальше: "Из-за ППР мы имеем неудовлетворительные результаты референдума. В блоке с ППР мы можем проиграть также выборы [...] Без ППР мы выиграем больше" [40]. Можно предположить, что если бы руководители ППС были в курсе истинного положения дел с голосами, поданными на референдуме, то блок с ППР (Берутом и Гомулкой) неизбежно распался бы.

Тяга лидеров ППС к сотрудничеству с ПСЛ, проявившаяся особенно отчетливо на низовом уровне, всерьез обеспокоила лидеров ППР. Они решили иным образом форсировать события и в конце июля 1946 г. затеяли переговоры с одним из лидеров ПСЛ Керником. Берут и Гомулка добивались отстранения Миколайчика от руководства ПСЛ. Переговоры потерпели неудачу. На второй встрече с Гомулкой Керник как условие сотрудничества поставил вывод советских войск из Польши и удаление советников НКВД из польских органов МОБ. Донесение Давыдова об этом Абакумов 23 июля 1946 г. направил Сталину, Молотову и Берия. Неофициальная встреча представителей ППР и Главного Совета ПСЛ преследовала основную цель - расколоть ПСЛ и изолировать в руководстве Миколайчика. Несколькими днями позже, 26 июля, аналогичное сообщение Давыдова было направлено Кругловым руководству, только помимо Сталина, Молотова и Берия оно адресовалось еще и Жданову [41]. Можно предположить, что это было одно и то же сообщение. Просто Давыдов предусмотрительно отчитывался перед двумя ведомствами МВД и МТБ, все же отдавая приоритет МГБ. Заметим, что Абакумов опередил Круглова с сообщением об этом важном событии вождю [42].

Аналогичные попытки делались и в отношении другой правой партии - "Стронництве праци". Председатель СП Карол Попель стремился к объединению с Миколайчиком, между тем вице-председатель партии Зигмунт Фельчак находился под влиянием коммунистов. Давыдов писал о нем как о "демократически настроенном" человеке и, что он "свою работу по руководству партией контактировал [так в тексте - Н.П.] с ЦК ППР" [43]. В итоге Фельчак организовал раскол во фракции СП в Краевой Раде (КРН). Правда, 3 июля 1946 г. он неожиданно умер. Тем не менее, его сторонники, члены группы "взрыв" довели дело раскола партии до конца.

Но в рядах ППС - главного союзника коммунистов, продолжалось брожение. Это особенно тревожило Берута и Гомулку. В Варшаве 30 июля 1946 г. состоялось заседание блока партии "шестерки". Выступивший Генеральный секретарь ЦК ППС Юзеф Циранкевич высказался против политической изоляции Миколайчика. Разумеется, лидеры ППС проецировали ситуацию и на свою партию, полагая, что и с ними могут так поступить. Осубка-Моравский стал гневно обличать органы безопасности Польши, заявив, что они, в связи с их "методами работы и творимыми безобразиями, являются позором для демократии. Польский народ не любит такие органы безопасности, не любит ППР, потому что она руководит этими органами" [45]. Гомулка, поняв свою беспомощность, призвал обратиться к Сталину с просьбой принять делегацию ППС для объяснения ситуации и решения назревших вопросов [46].

Встреча со Сталиным вскоре состоялась. Вначале 19 августа 1946 г. в Кремле были приняты для разговора только представители ППС. На следующий день к ним присоединились Гомулка, Берман и Замбровский [47]. Коалиция ППР-ППС была спасена. Но в дальнейшем потребовались новые встречи со Сталиным, ведь главное испытание - выборы в сейм, было впереди. "Успех" референдума следовало закрепить на предстоящих выборах в Сейм. Гарантий же, что и на этот раз удастся также легко организовать результаты голосования, не было никаких. Оппозиция, хотя и изрядно деморализованная поражением, была еще достаточно сильна и пользовалась по-прежнему поддержкой в народе. Коммунистическое руководство Польши явно нервничало.

Во второй половине ноября 1946 г. состоялась тайная встреча Гомулки со Сталиным, находящимся на отдыхе в Сочи. На встрече обсуждались в том числе и вопросы предстоящих в Польше выборов. 28 ноября 1946 г. Абакумов доложил Сталину и Берия о состоявшемся 24 ноября разговоре Гомулки с другими участниками встречи в Сочи - Берманом и Швальбе, где они делились впечатлениями от поездки, выражая вместе с тем и опасения, как бы в Польше не пронюхали об их поездке на Кавказ. По словам Гомулки, Сталин хорошо отозвался о прошедших в Болгарии и Югославии выборах, а полякам тем не менее заявил: "Не нужно слишком многого хотеть, не нужно завидовать". Это замечание вождя свидетельствует о более тонком и осторожном подходе в организации выборов. Более того, правомерен и вывод о том, что в 1946 г. сталинская тактика советизации стран Восточной Европы изменилась.

Если в 1944-45 гг. советские карательные органы непосредственно участвовали в борьбе с противниками советизации, проводя открытые акции подавления, то в 1946 г. вместо прямого вмешательства упор делается на тонкие методы работы госбезопасности - разложение соперничавших с коммунистами партий изнутри, тайные операции и кампании по дискредитации противников. Что касается Польши, то здесь была сделана ставка на укрепление собственных польских органов госбезопасности (МОБ) и подчинение их только одной партии - коммунистической. Функции советника МГБ СССР при МОБ Польши в это время заключались уже только в помощи в работе польским органам безопасности и широкой информационной работе, т.е. в том, что позднее будет называться "советнические функции".

Была и более глобальная проблема для Сталина. После выступления Черчилля в Фултоне ясно выявились противоречия между бывшими союзниками в войне. И, в отличие от предыдущего гневного обличения Черчилля по поводу советской политики в Польше, оставшегося незамеченным, этот вызов Сталин уже был готов принять. Тогда, в начале июня 1945 г., советские газеты ни словом не обмолвились о выступлении Черчилля и характере претензий Запада к СССР. Но теперь Сталин, подготовившись к конфронтации, откликнулся моментально. 14 марта 1946 г. "Правда" поместила на первой полосе объемное интервью Сталина. В резкой отповеди Черчиллю, заявившему, что "польское правительство находится под господством русских", Сталин объяснил рост влияния коммунистов в странах Восточной Европы как "закономерное явление" и как "закон исторического развития". Однако Сталин в то же время понимал, что в условиях конфронтации с Западом следует действовать осторожно, ибо Запад силен и в военном отношении и экономически. И тем более не стоит давать поводов к обвинениям СССР в навязывании силой коммунистических режимов в соседних странах.

Результатом этого понимания и стала более осторожная тактика Сталина в советизации Восточной Европы. На первом этапе предполагалось организовывать широкие коалиции "демократических" партий и блоков, в составе которых некоммунистические элементы будут постепенно растворяться. И уж за тем следовал этап объединения близких партий в единые партии на коммунистической платформе. Именно такие мысли привели Сталина к решению попридержать советизацию. Если на первых порах в 1945 г. он всячески форсировал события, то уже весной 1946 г. – тормозил [48].

Разумеется, по мысли Сталина, результат выборов в польский сейм необходимо было организовать в пользу блока ППР-ППС. Это позволило бы говорить о волеизъявлении широких масс и подтверждении тезиса о "закономерности роста влияния коммунистов". Между тем, Абакумов направил Сталину 12 декабря 1946 года докладную записку Давыдова о том, что его (Давыдова) пригласил к себе 4 декабря 1946 года Берут и в разговоре с глазу на глаз просил обеспечить "мероприятия по выборам в Сейм" и сообщить об этой просьбе Советскому руководству. Сталин с готовностью откликнулся на просьбу Берута, и в Варшаву вновь выехала хорошо зарекомендовавшая себя группа специалистов-чекистов во главе с Палкиным.

К этому времени польское руководство повело решительное наступление на оппозицию, дабы лишить ее каких-либо шансов победить на выборах или даже набрать сколько-нибудь значительное количество голосов. Вопрос для своего режима Берут сформулировал вполне в сталинском духе: "Кто кого победит, мы их или они нас, иного не дано". Эта политика дала свои плоды. Польские коммунисты с помощью советников МГБ учились расправляться с оппозицией специфическими методами полицейского государства и таким образом с легкостью побеждать на выборах. Сталинская наука была так быстро освоена Берутом и его людьми, что тайные методы группы Палкина на этот раз не потребовались. О том, как все происходило, поведал в своей записке сам Палкин по возвращении из Варшавы. Его информацию Абакумов тут же отослал Сталину в донесении № 1894/А от 30 января 1947 года. Вот, что в нем говорилось. Группа специалистов Отдела "Д" МГБ выехала в Варшаву 10 января 1947 года. Берут, будучи не уверен в исходе выборов, выразил удовлетворение по поводу ее приезда и "...с целью полного сохранения конспирации, одновременно наметил с руководством ППР проведение дополнительных мер, а именно: подмену избирательных урн в некоторых участках, подбрасывание в урны бюллетеней и изготовление в ряде комиссий, в которых не было доверенных лиц от партии Миколайчика, двух экземпляров протоколов, причем один из протоколов не имел цифр. Протокол без цифр подлежал дальнейшему оформлению тройкой ППР с целью получения необходимых цифр".

Эти мероприятия, писал Палкин, дали свой результат, и работа его группы не понадобилась. Она лишь давала технические советы полякам через советника МГБ Давыдова. Никто, кроме Берута и министра общественной безопасности Польши, о нахождении группы Палкина в Варшаве не знал. По информации Палкина, направленной Сталину, действительный процент поданных за демократический блок голосов был около 50 % , а в сельских районах он составил около 70 % [49].

Оставим эти цифры на совести Палкина. Отметим лишь, что, пустившись на всяческие махинации с протоколами, Берут и руководство ППР сделали невозможным точное определение реального соотношения политических симпатий польского общества. Наряду с этим проводились широкие репрессии и моральный террор. И здесь помогли направляющие указания Москвы. По итогам работы чекистов по "обеспечению выборов в польский законодательный сейм" советником МГБ Давыдовым была составлена докладная записка, которую Абакумов 14 февраля 1947 г. направил Сталину донесением № 2001/А. Основная работа, говорилось в записке, проводилась для того, чтобы парализовать деятельность партии Миколайчика - ПСЛ. Для этих целей через агентуру проводилось разложение партии, был организован массовый выход членов из ПСЛ. Для дезориентации членов партии Миколайчика "агентурные мероприятия" проводились через партию ПСЛ-"Нове вызволение". Широко проводились аресты и обыски членов ПСЛ, и об этом сообщалось в печати. С 1 октября 1946 года по 19 января 1947 года было закрыто 25 уездных комитетов ПСЛ, а всего перед выборами было закрыто 43 уездных комитета. За период с октября 1946 года по 19 января 1947 года было арестовано 1756 членов ПСЛ, "не считая массовых профилактических арестов за последние 2 недели перед выборами", добавляет автор записки. Не было забыто и "вооруженное подполье". С октября 1946 года и по день выборов было проведено 1207 операций, в итоге убито 600 человек, арестовано до 6000 человек [50].

Все это был общий фон, на котором организовывались "свободные выборы". А каков же был их механизм и скрытые пружины, обеспечившие коммунистам дальнейшую победу над оппозицией? Этому вопросу был посвящен целый раздел доклада Давыдова. Мы приведем его здесь целиком, ибо, на наш взгляд, этот комплекс мер и является концентрированным выражением способов контроля над обществом в полицейском государстве:

"Организационные и специальные мероприятия органов безопасности.

Органы безопасности перед выборами и в момент голосования провели ряд организационных и специальных мероприятий.

Наиболее существенные из них были:

1. Обеспечение надлежащего партийного состава избирательных комиссий.

В участковых и окружных избирательных комиссиях был обеспечен значительный процент членов ППР (в участковых - 63,3 % , в окружных – 39 % ).
Остальной состав обеспечивался за счет агентуры органов безопасности, надежных членов партий "Стронництво людове" и "Стронництво демократичне", а также беспартийных.

Создано 3515 участковых комиссий, состоящих исключительно из членов ППР, что составляет 52,3 % к общему числу комиссий.

Органами безопасности завербовано агентуры по участковым комиссиям 21777 чел., или 47,2 % , по окружным- 153 чел., или 43,3 %.

2. Лишение избирательных прав реакционного и вражеского элемента.

На основании материалов органов безопасности всего по стране было лишено избирательных прав 409326 чел., или 3,03 %.

3. Массовая вербовка агентуры и подкуп наиболее влиятельных среди населения лиц.

Органы общественной безопасности с целью обеспечения победы блока на выборах провели массовую вербовку агентуры среди населения, практикуя также подкуп наиболее влиятельных лиц.

По неполным данным, таких лиц в период подготовки и проведения выборов завербовано 8698 чел., в том числе:

вуйтов (волостных старост) - 1113
волостных писарей - 1148
салтысов (сельских старост) - 6090
ксендзов и других лиц католического духовенства - 347.

Эти мероприятия оказали серьезную помощь ППР, развернувшей агитационно-массовую работу по организации демонстративного открытого голосования за блок.

Завербованные руководители местных самоуправлений и влиятельные лица из числа католического духовенства организованно приводили на избирательные участки жителей своего села, волости, предприятия, парафин (прихода) и открыто голосовали за список №3 (блок). В особенности широко эта работа проведена в деревне, где завербованные вуйты и солдаты были организаторами демонстративного открытого голосования.

Кроме 347 завербованных ксендзов, были специально обработаны органами безопасности:

а) 74 ксендза, которые выступали в костелах и в своих проповедях призывали верующих голосовать за блок;

б) 79 ксендзов являлись членами общественных комитетов и подписались под обращениями избирателей с призывом открыто голосовать за список №3;

в) 25 ксендзов выступали на общих предвыборных собраниях с призывом к избирателям отдать свои голоса за блок.

Открытое демонстративное голосование значительно повысило процент поданных голосов за блок и обеспечило успех демократическим партиям.

4. Организация наблюдения за иностранными корреспондентами.

Во время выборов в стране иностранных корреспондентов находилось 71 человек. Органы безопасности организовали за ними наблюдение, подставляли свою агентуру переводчиками, сопровождающими и в качестве собеседников из толпы избирателей. В результате иностранным корреспондентам не удалось собрать какой-либо серьезной, компрометирующей блок, информации. Поэтому они черпали ее из единственного источника - интервью Миколайчика.

5. Вербовка кандидатов в депутаты сейма.

Всего завербовано из числа зарегистрированных кандидатов в депутаты 81 человек. Из них оказались избранными в сейм 49 человек, в том числе:

членов ППС - 5
членов "Стронництво людове" - 23
членов "Стронництво працы" - 7
членов "Стронництво демократичней – 8
членов ПСЛ-"Нове вызволение" - 6.

От всех этих депутатов отобраны и хранятся в Министерстве их собственноручные недатированные заявления об отказе от депутатских полномочий.

Полковник (Давыдов)
14 февраля 1947 года
№ 2997" [51]

Этот документ по праву может рассматриваться как пособие по проведению "свободных выборов" в полицейской стране. Единственное, что в нем отсутствует, так это рецепты манипулирования прессой. Но они необходимы в условиях наличия свободной печати. В Польше ее к этому времени давно задавили. Пресса, находящаяся под контролем коммунистов, занималась тем, что обеспечивала в пропагандистском духе все означенные в приведенном выше документе мероприятия. Информацией из Польши делилась с читателями и "Правда":

- 9 и 10 января она сообщала о массовом выходе из ПСЛ [52].

- 17 января - о пресс-конференции перед иностранными журналистами премьера Осубка-Моравского, где тот назвал беспочвенными обвинения Миколайчика о зажиме его партии властями [53].

- 18 января - о пресс-конференции перед иностранными журналистами вице-премьера Гомулки, где тот заявил: "...отдельные члены ПСЛ были арестованы не за принадлежность их к этой партии, а за связь с подпольем, либо за другие антигосударственные преступления", и что, "соотношение сил, существующее сейчас, позволяет рассчитывать, что Миколайчику не удастся победить на выборах" [54].

- 19 января "Правда" писала о пресс-конференции перед иностранными журналистами генерального комисара по выборам в сейм Бзовского, где тот заявил: "...были лишены права голоса около 300 тыс. человек. Однако в результате апелляции 100 тыс. человек были вновь восстановлены в избирательных правах. Таким образом, количество избирателей, лишенных права голоса, составляет лишь 1,6 процента" [55].

- 20 января "Правда" с умилением расписывала, как в лучших советских традициях народ устраивал праздничное гуляние и танцы у избирательных участков и о том, что "попытки реакции дезорганизовать и скомпрометировать выборы не удаются", а в волости Бжезины 200 крестьян во главе с солтысом (старостой) снарядили 20 подвод и двинулись голосовать в соседнюю деревню [56].

- 21 января "Правда" писала, что, якобы по сообщению агентства Рейтер, "большинство иностранных корреспондентов заявило, что во время выборов сохранялась тайна голосования и не было проявлено видимого давления" [57].

- 22 января "Правда" поместила репортаж своего специального корреспондента Бориса Полевого из Варшавы под названием "Блестящая победа польской демократии". В статье говорилось об опубликовании предварительных данных по выборам в сейм Польши. Всего должно было быть избранными 372 депутата. По предварительным данным, 327 мандатов получили партии демократического блока, а партия Миколайчика ПСЛ получила 24 мандата [58].

Далее в своем репортаже Борис Полевой писал: "Оскандалившийся на выборах Миколайчик сейчас стремится всячески оправдаться перед своими хозяевами - иностранными реакционерами. Он созывает ежедневно по три-четыре пресс-конференции и на них жалуется журналистам на "зажим", на то, что партии демократического блока якобы мешали ему проводить предвыборную кампанию, на то, что результаты выборов будто бы неточны". И, наконец, Полевой описал такую сцену:

"Пан Миколайчик явился на выборы с целой свитой английских и американских корреспондентов. В очереди перед урной стояло несколько студентов в своих маленьких корпорантских фуражечках. В Польше, где высшее образование всегда было привилегией богатых, студенчество славится своими консервативными взглядами. Поэтому, желая щегольнуть перед своими англо-американскими спутниками, Миколайчик обратился к студентам с вопросом:

- Ну как, друзья, за кого будем голосовать? Студенты молча показали ему бюллетени № 3.

- Это что за спектакль? - спросил смущенный Миколайчик.

И тогда один из студентов, вспомнив серию разоблачавших Миколайчика статей "Примадонна одного сезона", опубликованных в польской печати известным польским журналистом Борейша, усмехаясь, сказал:

- Этот спектакль, по-видимому, последняя гастроль незадачливой примадонны.

Студенты, стоявшие в очереди, и многочисленные избиратели захохотали, и Миколайчик бежал, сопровождаемый ироническими возгласами".

Заканчивал свой репортаж Борис Полевой пророчески:

"И что бы сейчас ни кричал обанкротившийся лидер реакции, к кому бы за границей он ни апеллировал, - того, что свершилось в исторический день 19 января, не скроешь от мировой общественности. Польский народ единодушно проголосовал за демократию" [59].

На самом деле, организованное лидерами ПНР поражение Миколайчика на выборах в Сейм похоронило какие-либо надежды на демократию в Польше. В стране продолжались репрессии, проводимые органами МОБ. Партия ПСЛ была расколота, и в середине 1947 г. Миколайчик вынужден был эмигрировать из Польши.

[1] Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг.: Сборник документов. М., 1984, т. 2; Тегеранская конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании (28 ноября - 1 дек. 1943 г.), с. 146-147.

[2]См. СССР-Польша. Механизмы подчинения. 1944-1949. Сборник документов. М., 1995, с. 13-80.; НКВД и польское подполье. 1944-1945. М., 1994, с. 9-12.

[3] Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг.: Сборник документов. М-, 1984, т. 4; Крымская конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании (4-11 февраля 1945 г.), с. 94, 282, 284.

[4] Там же, с.  251.

[5] НКВД и польское подполье. 1944-1945. М., 1994, с, 12.

[6] См.: Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны. М., 1958, т. 1, с. 348-349, 353.

[7] НКВД и польское подполье. 1944-1945. М., 1994, с, 23.

[8] СССР-Польша. Механизмы подчинения. 1944-1949, с. 92-103.

[9] Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны, с. 95.

[10] Там же, т. 6; Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании {17 июля - 2 авг. 1945 г.), с. 68, 107-106, 297-298, 320-321, 440.

[11] Литературу см. в публикации А.Пачковского в журн. Karta. 1996, № 18, р. 130-134.

[12] См., например: Barnaszewski B. Jak falszowano wybory w roku 1947, w: "Odra", № 9, 1991, s. 15-22.

[13] См. подробнее: НКВД и польское подполье. 1944-1945. М., 1994.

[14] См. Архив новейшей истории России, том.1: "Особая папка" И.В.Сталина. Каталог документов. М., 1994, с. 106-164.

[15] Там же, с. 153-188.

[16] Государственный Архив Российской Федерации (Далее: ГАРФ), ф. 9401, оп. 2, д. 102, л. 396-403.

[17] Там же, д. 135, л. 359-378.

[18] Там же, д. 137, л. 130-134.

[19] См., например, сообщения, направленные Сталину 29 марта 1946 г., о воеводском съезде ППС в Кракове: ГАРФ, ф. 9401, оп. 2, д. 135, л. 177-180.

[20] ГАРФ, ф. 9401, оп. 2, д. 135, л. 242-248.

[21] См.: 10 мая 1946 г. - "О деятельности польского националистического подполья и результатах борьбы с ним в январе-апреле 1946 г." (ГАРФ, ф. 9401, оп. 2, д. 137, л. 375-382); 31 мая 1946 г. - "О ликвидации штаба главной комендатуры "Народовы з'едноченые войскове""; того же дня - "О ликвидации разведывательной сети "Лицеум" 2 отдела штаба армии Андерса" (там же, л. 147-198.)

[22] ГАРФ, ф. 9401, оп. 2, д. 137, л. 164-172.

[23] Там же, д. 138, л. 169-172.

[24] Там же, д. 135, л. 252-254.

[25] Имелась в виду ликвидация довоенного конституционного устройства высших органов власти в Польше - Сенат и Сейм и переход к однопалатному парламенту - Сейм.

[26] ГАРФ, ф. 9401, оп. 2, д. 137, л. 164-172.

[27] Там же, л. 164-172.

[28] Там же, л. 130-134.

[29] Центральный архив ФСБ РФ. Докладная записка В.С.Абакумова № 1456/А.

[30] Правда, 1946, 3 июля.

[31] Правда, 1946, 4 июля.

[32] Правда, 1946, 6 июля.

[33] Объяснение может быть простым. Уже 3 июля 1946 года в "Правде" было сообщение: "Краковский корреспондент газеты "Экспресс вечорны" сообщает, что, по предварительным данным, на ряде участков Кракова по первому вопросу референдума большинство ответило отрицательно". И после этого сообщения, подсказывает логика, перевирать эту информацию было уже не возможно. Однако, вероятнее всего, это было частью продуманного хитроумного плана - сознательно выделить какую-либо область, где влияние Миколайчика особенно сильно, и демонстративно представить результаты референдума там не в пользу коммунистов, как бы для "объективности", хотя и с не очень большим отрывом. Такая тактика позволила бы говорить лишь о небольшом перевесе оппозиции. Вспомним, Палкин приводил процент положительных ответов на первый вопрос от 1 до 15.

[34] Правда, 1946, 10 июля.

[35] Комментировать эти цифры смешно, да и, вероятнее всего, не стоит. Достаточно вспомнить, что работа группы Палкина продолжалась до 27 августа 1946 года, то есть еще переписывались и оформлялись заново протоколы референдума, и теперь подгонялись под стандарт, заданный этим "официальным сообщением". Известно, что секретариат ПСЛ 9 июля 1946 года направил протест в адрес Генерального комиссара по проведению референдума по поводу его результатов. В своем сообщении Генеральный Комиссар по проведению референдума в Польше заявил, что этот протест, "как показало предварительное расследование, не находит подтверждения" и сообщил нечто любопытное, позволяющее четче понять методику фальсификации протоколов: "В связи с угрозой нападения диверсантских элементов было отдано распоряжение, чтобы там, где недостаточно обеспечена безопасность помещений для голосования, участковая комиссия тотчас же после голосования отправилась с урнами в места, где безопасность подсчета голосов была полностью обеспечена" ("Правда", 1946, 15 июля). Совершенно ясно, куда попадали эти урны и где составлялись протоколы, а на местах, между тем, уже ничего нельзя было проверить.

[36] ГАРФ, ф. 9401, оп. 2, д. 138 л. 145-148.

[37] Там же.

[38] Правда, 1946, 14 июля. Трудно говорить о Греции, а о работе посла СССР в Польше Виктора Лебедева в период 1945-1951 годов рассказал на июльском (1955) Пленуме ЦК КПСС Никита Хрущев: "Был еще и такой случай с нашим бывшим послом в Польше - т. Лебедевым, который теперь является послом СССР в Финляндии. Когда польские руководители решили его проинформировать об одном из своих заседаний, он заявил им: а я все знаю, что у Вас обсуждается, мне уже доложено! Очень "умный" дипломат!" (Центр хранения современной документации, ф. 2, оп. 1, д. 180, л. 187-об). Последнее замечание Хрущева весьма характерно, знать-то ты можешь, но виду не показывай. А речь шла о случае, когда Берут решил проинформировать Лебедева об одном совершенно секретном постановлении своего Политбюро. Последний рассмеялся, заявив, что он знает об этом и что у него в Политбюро свои информаторы. Напомним, между прочим, что с августа 1949 года по решению Сталина была запрещена разведка СССР в странах "народной демократии", и формально это решение было выполнено, а фактически сведения продолжали собирать через аппараты посольств и советников МГБ-КГБ.

[39] ГАРФ, ф. 9401, оп. 2, д. 138, л. 169.

[40] Там же, л. 242-244.

[41] Там же, л. 300-303.

[42] Раскол состоялся. Уже 20 ноября 1946 г. Абакумов направил Сталину и Берия сообщение Давыдова о положении во вновь созданной партии ПСЛ-"Нове-вызволение". См. также сб.: "Восточная Европа в документах Российских архивов 1944-1953 гг." Москва-Новосибирск, 1997, т. 1, с. 547-548.

[43] См.: ГАРФ, ф. 9401, оп. 2, д. 138, л. 163-168.

[44] Там же.

[45] Там же, л. 345.

[46] Там же.

[47] См.: Посетители кремлевского кабинета И.В.Сталина // Исторический архив, 1996, № 4, с. 129. В ходе беседы в первый день встречи Э.Осубка-Моравский с возмущением отметил, что результаты референдума, опубликованные прессой, являются "грубой фальсификацией" и это подрывает авторитет правительства. Сталин в ответ лицемерно заявил, что о фальсификации он узнал "уже после свершившегося факта" и это является "недопустимой вещью". Вообще, Сталину стоило больших трудов уговорить лидеров ППС сохранить союз с ППР. Запись этой беседы 19 августа 1946 г. лидеров ППС со Сталиным опубликована: "Восточная Европа в документах Российских архивов 1944-1953 гг.", т, I, с. 505-513. К сожалению в сборнике не опубликована запись беседы следующего дня переговоров, когда присутствовали и лидеры ППР.

[48] См., например, об изменении позиции Сталина в вопросе создания Балканской федерации: Гибианский Л.Я Проблемы международно-политического структурирования Восточной Европы в период формирования Советского блока в 1940-е годы // Холодная Война. М, 1995, с. 105. Об осторожничании Сталина в более ранний период пишет в своих воспоминаниях и Кардель. См.: Карлель Э. Тито и социалистическая революция Югославии. Белград, 1980, с. 165-166.

[49] Центральный Архив ФСБ РФ. Докладная записка В.С.Абакумова № 1894/А.

[50] Центральный Архив ФСБ РФ. Докладная записка В.С.Абакумова № 2001/А.

[51] Там же.

[52] Правда, 1947, 9, 10 января.

[53] Правда, 1947, 17 января.

[54] Правда, 1947, 18 января.

[55] Правда, 1947, 19 января.

[56] Правда, 1947, 20 января.

[57] Правда, 1947, 21 января.

[58] Правда, 1947, 22 января. Любопытный результат, при том, что по приведенным выше в письме МГБ данным Палкина, за демократический блок голосовали от 50 до 70 процентов. Интересно и другое, по данным Давыдова, в сейм было избранно 49 агентов, то есть около 10 % депутатов. Вспомним об отобранных подписках о сложении полномочий и поймем теперь, насколько данный сейм, даже с видимым присутствием оппозиции, был управляемым.

[59] Правда, 1947, 22 января.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments