Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Предвыборное интервью Владимира Воронина "Кишиневским новостям"

http://www.kn.md/?Action=News&NewsID=FWlbnjxFyy

Владимир ВОРОНИН: "Мы доказали, что мы – народ!"

- Владимир Николаевич, четыре года назад ошеломляющий приход к власти Партии коммунистов породил самые различные ожидания. У одних – страх возврата в советское вчера, у других – желание немедленно отомстить обидчикам за десятилетие унижений и нищеты. Спектр оптимистических и, одновременно, тревожных ожиданий был самым широким. Потом появилась информация о подготовке программы «Молдавский прорыв», но мы все помним, что и тут кавалерийского наскока не произошло. Власть пошла по пути осторожных шагов и плавных изменений. В чем причина такой осторожности?

- В 2001 году мы действительно были готовы к очень быстрым и решительным шагам - в направлении модернизации страны. Но быть готовыми концептуально, теоретически, иметь программу - это одно. Совсем другое - быть уверенными в том, что эта программа действительно будет реализована, что она приведет к успеху, что ее примет общество, что она не будет дискредитирована. Хватило месяца после выборов, чтобы осознать, что умная и добротная программа «Молдавского прорыва» – это все равно что лечебная физкультура для больного, находящегося в состоянии комы. А именно в таком состоянии находилось наше общество. Поэтому мы пошли по пути стабилизации, по пути, если так можно выразиться, социальной реанимации. Для того, чтобы вершить хитроумные реформы и совершать прорывы, власть должна была доказать, что умеет не только устраивать войны, делить собственность и «крышевать» бизнес, но, в первую очередь, выплачивать пенсии, стипендии и зарплаты, ловить бандитов, налаживать обычную нормальную жизнь.

- В 2001 году не особенно верилось в то, что это возможно. Избирательная платформа коммунистов казалась утопией. Согласитесь, что Партия коммунистов серьезно разочаровала оппонентов, исполнив практически все данные обещания.

- Вот что я скажу Вам. Не Партия коммунистов удвоила бюджет, не партия увеличила экспорт, не партия и не правительство добились экономического роста. Всего этого добился наш народ. Главное достижение власти за последние четыре года в другом. Мы вернули людям уверенность в том, что они действительно люди, что они действительно могут зарабатывать деньги, могут рассчитывать на заботу в преклонном возрасте, на то, что власть в Кишиневе – это их собственная власть, а молдавское государство – это их государство, вне зависимости от языка и национальной принадлежности. А это главное, если хотите, экономическое условие любых преобразований. За четыре года мы все вместе доказали себе, что мы – действительно народ, что мы умеем преодолевать трудности и отстаивать свою независимость. Не имея ни природных ископаемых, ни нефти, ни газа, ни серьезной индустриальной основы, мы нашли силы в самих себе, в своей предприимчивости, в использовании преимущественно позитивных стимулов развития. Они и сработали.

- Что это были за стимулы?

- Во-первых, это политика социальных инвестиций. Мы сказали себе, что мы не просто повышаем пенсии, зарплаты и стипендии, мы - не просто в пять раз увеличиваем затраты на науку и в два раза на образование и здравоохранение. Мы не тратим, не откупаемся от электората, не покупаем народную любовь, мы - инвестируем. Инвестируем в народ, в его здоровье, в его знания, в его развитие. Это принципиальное отличие нашей политики от той, что была прежде. Почему-то наши оппоненты до сих пор не понимают, что рынок – это прежде всего покупатели, это платежеспособный спрос, это возможность покупать, а не только продавать.

Во-вторых, это политика декриминализации и дебюрократизации экономики. Упрощение регистрации экономических агентов по принципу «в одно окно», снижение налога на прибыль с 32 процентов до 18, отмена налога на прибыль для малого бизнеса, радикальное сокращение контролирующих органов, введение в действие принципа «Гильотины». Но, скажу честно, прежде чем запустить все эти стимулы, нам пришлось около года буквально выжигать каленым железом всю ту пирамиду дармоедов, которую надстроили над нашими предпринимателями. Одна предотгрузочная инспекция, введенная правительством Брагиша, чего стоила. Помните?

В-третьих, и это тоже очень важно, – мы сказали всем национальностям, живущим в Молдове, – это ваша Родина, мы все вместе – один многонациональный народ, у нас – одна судьба. Межэтническая терпимость, официальный курс на строительство полиэтничного государства, принятие закона о множественном гражданстве – это огромный стимул. Пусть я повторюсь, но еще раз скажу – это тоже экономический стимул.

- Все эти три вещи сработали на стабильность, на возможность не просто выживать в Молдове, а на возможность жить в нашей стране. Да, пока еще бедно жить, но однозначно лучше, чем вчера.

- Никто не оспаривает социальных и экономических заслуг власти. Но оппозиция говорит, что все эти повышения зарплат и пенсий съедает инфляция.

- Те, кто это говорит, сознательно дезориентируют людей. Рост цен значительно отстает от роста доходов. В 2000 году покупательная способность домашних хозяйств была в среднем в два раза ниже, чем сейчас. Тогда средний доход позволял приобрести всего лишь 43 килограмма хлеба, а сейчас 94. И по сахару, и по маслу, и по мясу, и по молоку, и по яйцам отмечен рост покупательной способности в два раза. Но я бы не хотел хвастаться этими показателями, потому что наш народ заслуживает куда более обеспеченной жизни. Но для того, чтобы добиваться этой цели, лучше не фальсифицировать статистику, а двигаться вперед.

- Но все-таки, что было самым сложным для власти в предыдущие четыре года?

- Все было самым сложным. Сложно было отдавать долги предшествующих правительств международным финансовым организациям и компаниям. Пик выплат пришелся как раз на 2002-2003 год. Но мы не только своевременно рассчитывались за кредиты, но и снизили внешнюю задолженность страны на 140 миллионов долларов. Сложно было выкорчевывать организованную преступность, всех этих воров в законе, для которых вообще законов не существовало. Но сегодня у нас нет в Молдове ни одного вора в законе. Сложно было принять решение о подготовке страны к курсу на европейскую интеграцию. Но мы приняли это решение, и индивидуальный план действий Молдова-ЕС на днях будет подписан в Брюсселе.

- И это после того, как коммунисты пришли к власти с совершенно другими интеграционными задачами.

- Вы правы. Но это не мы сменили курс. Просто одна из интеграционных задач устарела. Европейская интеграция – это не конъюнктурный выбор Партии коммунистов, это интерес всего нашего народа. Когда Европа вплотную подошла к нашей стране, а СНГ остается организацией, проводящей пиры и шумные застолья, не желая реформироваться, то выбор оказывается не столь велик. В 2002 году я предложил на Кишиневском саммите начать активное реформирование СНГ. Предлагал не противопоставлять две интеграции друг другу, не выбирать между добром и добром, а модернизировать СНГ на основе тех же правовых норм, на которых строится ЕС. Но эта инициатива повисла в воздухе, хотя Владимир Владимирович Путин и поддержал это предложение. Но нашему государству некогда ждать, пока эта идея дозреет в других странах СНГ. Очевидно одно: социальная защита, качество жизни, экономические стандарты, стандарты межэтнических отношений выше сегодня в ЕС. Значит к этим стандартам и нужно двигаться. Альтернативы не существует. Причем не только у Молдовы и Украины, но, наверное, и у самой России.

- Но Россия иначе воспринимает такую ориентацию Молдовы. Вся российская пресса шумит о том, что молдавские коммунисты обещали привести Молдову в Союз Беларуси и России, а ведут страну в Европейский cоюз.

- Я считаю, что это комплимент нашей партии, а не обвинение. Это еще одно доказательство, что мы – не закостеневшие догматики и ретрограды, находящиеся в плену каких-то искусственных доктрин. Ведь та же самая российская пресса, на страницах тех же газет столь же яростно критикует этот, пока еще не оформившийся Cоюз Беларуси и России. Почему же они думают, что молдавский народ должен быть глупее российских журналистов? С другой стороны, трудно найти в Европе другое государство, другой народ, которые бы столь доброжелательно относились к России и русской культуре. С 2001 года мы сумели, что называется, этим чувствам дать волю. Мы подписали Базовый договор с Россией, мы начали прямое сотрудничество с российскими регионами, мы серьезно защитили и русский язык, и русскую культуру в Молдове. Закон о национальных меньшинствах, принятый в 2001 году, еще раз подтвердил статус русского языка, как языка межнационального общения. Мы самым серьезным образом защитили то наше общее культурное наследие, которое связывает наши страны и народы, - от музея Пушкина в Долне до Мемориала воинской славы на Шерпенском плацдарме. У нас есть одна неприятная проблема – это приднестровский вопрос, но я уверен, что мы способны разрешить и этот вопрос.

- Но в России говорят, что именно Вы отвергли возможность решения проблемы, именно президент Воронин не подписал Меморандум Козака. Причем случилось это в самый последний момент, когда президент России должен был вот-вот прибыть в Кишинев.

- Меморандум – это был очень рискованный документ. Хотя именно мы вместе с российскими коллегами работали над его текстом. Но было одно серьезное условие и внесения документа, и его принятия – международный консенсус.

- А зачем нужен был такой консенcус?

- Он нужен был потому, что приднестровское урегулирование не могло происходить в условиях международной изоляции Молдовы или в условиях внутренней дестабилизации. Нам слишком дорого дался и гражданский мир, и открытое международное сотрудничество, чтобы позволить себе влезть в очередное противостояние всех со всеми. И Россия дала нам такие гарантии. Мы ждали неделю обещанной, я повторяю, обещанной Россией международной поддержки. Ее не последовало. Более того, якобы оговоренная Москвой с Европой и США формула миротворческого присутствия России в Приднестровье тоже не состоялась. В последние часы выяснилось, что никто и ни о чем вообще не договаривался, что наши русские коллеги рассчитывали на авось. Передо мной стал выбор – стать президентом, который предал свой народ, или стать президентом, который испортил отношения с Путиным. Я выбрал второе, но это был горький и тяжелый выбор. Но вся эта ситуация на совести тех, кто измеряет проблему приднестровского урегулирования аршином, в котором не было места и нет для независимого молдавского государства.

- И что же теперь? В чем теперь видится роль России?

- Я глубоко убежден, что России с ее теперешними проблемами не нужно никакого Приднестровья. А нам, в свою очередь, для объ¬единения страны не нужны никакие миротворцы – ни российские, ни европейские. Мир на Днестре – реальность. Угроза миру лишь в тоталитарной клике, состоящей из полутора десятков маньяков, находящихся на содержании у международной мафии. В Кишиневе учится около пяти тысяч студентов из Приднестровья, масса приднестровцев работает на предприятиях правобережной Молдовы – всем им не нужны посредники в камуфляже, а Молдове в целом – российское военное присутствие. И если кого-то в России задевают подобные утверждения, если они считаются антироссийскими, то эти люди сами занимают антироссийскую позицию. Этим людям я хочу сказать одну простую вещь: для того, чтобы дружить с Москвой, для того, чтобы любить русскую культуру, совсем не обязательно быть рабами, закованными в кандалы. Мы в Молдове это доказали.

- Владимир Николаевич, все социологические опросы говорят в пользу того, что следующий парламент мало чем будет отличаться от теперешнего, что Партия коммунистов окажется вновь лидером избирательной гонки. Чем эта кампания, на Ваш взгляд, отличается от предыдущей?

- Она отличается в первую очередь тем, что на этот раз для Партии коммунистов важно не просто выиграть выборы, а провести образцовый избирательный процесс. Мы у власти, мы провозгласили путь в Европу, а это обязывает нас не столько бороться за собственное преимущество, сколько за высокие демократические стандарты голосования. Это – главное. Именно поэтому мы пригласили столь значительное число международных наблюдателей.

- Но оппозиция утверждает, что выборы будут сфальсифицированы, что следом за выборами должен последовать выход народа на улицы, чтобы свергнуть ненавистный режим.

- Молдове очень не повезло с оппозицией. Она не только не конструктивная, она еще очень смешная. Ну вот скажите, как можно вести предвыборную агитацию, используя такие аргументы? Такие аргументы приводят только к одному: многие люди, готовые отдать свои голоса за ХДНП или БДМ, просто не пойдут на выборы. Электорат этих партий в дурацком положении: раз вопрос о власти должен решаться после 6 марта, зачем идти голосовать? Вместо того, чтобы рассказать людям о том, какие законопроекты ХДНП и БДМ будут проводить в жизнь, они проводят пресс-конференции, на которых открыто договариваются блокировать работу будущего парламента. Как можно добиваться народной любви и популярности такими методами? Это же не политика – это примитивные интриги и полная политическая дисквалификация. Вспомните недавнюю предвыборную кампанию на Украине! Ющенко заранее публиковал указы, которые подпишет сразу после избрания его президентом, а наша оппозиция говорит о том, что она не собирается вообще заниматься законодательной работой. Вот поэтому Ющенко и выиграл выборы, поэтому он и добился общенародной поддержки. А наша назначенная оппозиция сумела только перенять у него цветовую гамму, вместо того, чтобы перенять конструктивность и искренность. Что же касается всех этих путчей, то у наших оппозиционеров не хватит на них ни духу, ни народной поддержки. А главное - для реализации подобных сценариев в Молдове нет ни малейших оснований. Мы – демократическая страна. И для развития демократических процессов нынешняя власть сделала много больше, чем все правительства до нас. Об этом говорят и международные рейтинги свободы СМИ, и рейтинги экономической свободы, в которых Молдова лидер не только среди стран СНГ.

- Вы недавно сказали, что готовы дать оппозиции консультации в сфере политических технологий. Какие бы советы Вы дали оппозиционным политикам накануне выборов?

- Ну, может быть, это следовало сделать раньше? Но лучше поздно, чем никогда.

Совет первый: не держать народ за быдло. Не бояться народа. Встречаться с ним не только перед выборами, а постоянно. Если ты депутат от оппозиционной партии, то это не мешает тебе, как депутату, добиваться, чтобы в твое село провели дорогу, чтобы в твоем поселке появился газ, чтобы в твоей школе появились компьютеры. Ты – депутат, народный избранник, так борись за интересы тех, кто тебя избрал. За них, а не за себя. Борись четыре года, от звонка до звонка. А теперь скажите, много у нас таких оппозиционных депутатов, которые могут сказать себе и своим избирателям, что мы того-то и того-то не добились потому, что нам мешали проклятые коммунисты?
Совет второй: если ты депутат от оппозиционной партии, то веди активную законодательную деятельность. Считаешь, что власть душит бизнес, значит требуй более либеральных законов, садись за письменный стол и готовь их, и пусть проклятые коммунисты их отвергают. Закон не пройдет, зато ты приобретешь авторитет в глазах бизнесменов и тебя поддержат на выборах. Логично? Но что-то я не помню таких защитников нашего бизнеса в среде нашей оппозиции. Против либерализации законодательства, против «Гильотины» оппозиция выступала, это я помню, а вот наоборот - ни разу.

Совет третий: твердо стоять на защите общенациональных интересов и не разыгрывать международные кульбиты во время выборов. Ставить нужно не на Брюссель, Вашингтон, Москву или Тирасполь, а на Кишинев, Дондюшаны, Ниспорены, Оргеев, Комрат и Тараклию. Наши избиратели, как ни странно, живут почему-то в этих городах.

Думаю, даже этих советов достаточно для первого раза.

- Владимир Николаевич, Вы недавно отметили, что в этой выборной кампании минимальны попытки международного вмешательства. С другой стороны, несколько дней назад из Молдовы были высланы несколько российских политтехнологов. Как соотносятся Ваши утверждения с подобными событиями? Нет ли тут противоречия?

- В отличие от Украины, где российские политтехнологи действовали вполне открыто и легально, в Молдове проявился иной почерк. Это какой-то конспиративный пиар. Приезжают этакие политтехнологи в штатском, не регистрируются, прикрываются какими-то сомнительными «легендами» и правозащитными вывесками. Что это за партизанское подполье такое? Уважайте, пожалуйста, законы страны, в которую вы приехали подзаработать денег, в вашем распоряжении вся правовая база, которая позволяет соблюдать и конфиденциальность, и секретность!

Но мы уверены, что российские политтехнологи – это не российская власть. По крайней мере, связи мы тут не видим.

- Предвыборная платформа коммунистов известна всем. Более того, ее беззастенчиво переписали все остальные партии. Вслед за коммунистами, все обещают зарплату в 300 долларов, 300000 рабочих мест, европейскую интеграцию и возрождение села. Но каковы будут реальные механизмы, которые позволят добиться выполнения этих задач?

- Мы добились стабильности. Теперь мы готовы к модернизации страны. Вы заметили, что в последнее время перестали говорить о том, что в Молдове плохой инвестиционный климат? И это только потому, что за последние четыре года наметился серьезный прогресс в этом направлении. Причем, если раньше инвестиционные показатели в основном говорили о том, что власти продали тот или иной кусок государственной собственности, то теперь эти показатели отражают истинное положение вещей, а именно - приток денег в экономику страны, в новые производства, в новые бизнесы.

Как стимулировать этот процесс? Как сделать так, чтобы страна с небольшим внутренним рынком стала привлекательной для иностранных инвестиций? Мы подготовили целый пакет законов, позволяющих сформировать в стране особый налоговый режим и в банковском секторе, и в системе регистрации предприятий. Именно такой подход позволил Кипру и Латвии серьезно улучшить свои экономические показатели, многократно увеличить доходы населения.

С другой стороны, мы должны снять целый ряд существующих преград для развития нашего, отечественного бизнеса. У меня на столе лежит подготовленная законодательная инициатива об амнистии капитала. Эта инициатива – результат кропотливой работы нашего Министерства экономики и многих других экономистов. Предприниматели должны знать, что темная страница первоначального накопления в истории Молдовы перевернута навсегда. Все, возврата к ней не будет. Пора двигаться вперед, без страхов и оглядки на прошлое, но с твердым соблюдением действующего законодательства.

Общий набор экономических стимулов и методов таков, чтобы наши люди в следующие четыре года почувствовали, что они живут в европейской стране, что они способны не только преодолевать бедность, но и пользоваться всеми благами теперешней цивилизации. Средняя зарплата в 300 долларов - это не благие намерения, это жизненная необходимость. Если власти не могут обеспечить людей такими стандартами, то народу будут не нужны ни такая власть, ни такое государство. Кажется, это уже очевидно всем.

- Владимир Николаевич, накануне прошлой предвыборной кампании вы дали весьма знаковое интервью нашей газете. Знаковое в том смысле, что почти каждое Ваше утверждение из того интервью стало реальностью. Будем надеяться, что и на этот раз все окажется так же.

- Одной надежды мало. Надо продолжать и развивать начатое. У нас просто нет другого выхода.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments