Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

Колесников - Коммерсант - 1 декабря

http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=529787

Так не победили

// Украинская оппозиция не смогла снять правительство

борьба за власть

Вчера в верховной раде Украины прошло новое историческое заседание, которое началось с попытки отправить в отставку правительство страны, а закончилось попыткой штурма здания украинского парламента. В парламенте в это время работал специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.

Ранним утром к верховной раде стали подходить люди. Их было меньше, чем в прошлую субботу, когда рада решила провести переголосование во втором туре выборов и распустить центризбирком. Но тысячи три-четыре пришли.

Накануне ночью показалось, что революционная энергия масс пошла на убыль. В десять вечера по площади Независимости впервые с начала революции можно было ходить не толкаясь. В полночь на ней просто никого не было. Огромная сцена, которая несколько суток работала в режиме нон-стоп, пустовала.
За два часа намело сугробы.

Я долго не мог понять, в чем дело. Ну да, понедельник, рабочий день. Ну да, резко похолодало. Но ведь к полуночи истекал срок ультиматума, объявленного власти. Пора было блокировать, как было обещано, все госучреждения, автомобильные и железные дороги. Пора было мешать ездить по городу кортежу Леониду Кучме. Пора было нарушать общественный порядок и конституцию. Откладывать было, казалось мне, никак нельзя, если оппозиция еще хотела успеть.

И вот, кажется, не успела. Ничего не происходило. Ультиматум повис в воздухе.

– Так все, мы же победили,– говорили мне редкие прохожие на майдане.– Вы что, не знаете? Выступал Кучма и сказал, что он согласен провести переголосование результатов второго тура. Это победа.

Но это была никакая не победа даже. Люди услышали в выступлении президента Украины то, что очень хотели. Они не дослушали до конца. А он говорил о переголосовании не на всей территории страны, а только в Луганской и Донецкой областях. То есть он не собирался отменять итоги второго тура. И значит, люди зря так расслабились.

Странно, что этого не понимали лидеры оппозиции. Впрочем, возможно, они просто решили дать людям отдохнуть. Ведь еще раньше Юлия Тимошенко объявила воскресенье выходным днем и предложила всем поспать и помыться. А через несколько часов сама же и озвучила ультиматум.

Возможно, потом от него нужно было отказаться накануне исторического, как считалось, заседания верховной рады, которая должна была принять решение о роспуске кабинета министров. От этого решения должен был пострадать прежде всего премьер-министр Виктор Янукович. Это был бы сильный удар по его самолюбию. А оппозиция могла бы считать, что уже практически додавила власть мирным путем.

В начале одиннадцатого вплотную к одному из живых коридоров, ведущих в раду, подъехали Mereceds, джип и микроавтобус. Из Mereceds вышел Виктор Ющенко. Он прошел мимо меня, может быть, в полуметре, и я увидел, что происходит с его лицом. Он стал, если так можно сказать, хуже выглядеть, чем даже две недели назад. Лицо словно почернело.

Виктор Ющенко прошел по коридору, и люди, мимо которых он шел, не верили своему счастью. Они хотели потрогать его и, когда у них получалось, стонали от восторга. У самого оцепления один юноша попросил его расписаться на замшевой куртке, и Виктор Ющенко размашисто расписался. Он уже хотел идти дальше, но юноша застенчиво попросил его еще и поставить дату. Было ясно, что без даты он его с той же смущенной улыбкой ни за что не отпустит.

Я вошел в раду минут через пять после того, как началось заседание. Выступал первый вице-премьер правительства Николай Азаров. Он принципиально говорил на русском языке, потому что украинским владел, кажется, очень плохо. Николай Азаров, человек пожилой, очень волновался.

– Я лично не боюсь ни отставки, ничего вообще,– говорил он.– Потому что если кто-то думает, что мы оставляем Украину с дефицитом средств в госбюджете, то это не так.

Депутаты в оранжевом кричали ему, что он врет своему народу.

– Ну хорошо,– сказал Николай Азаров.– Мне вчера жена рассказывала: еду, говорит, в такси, а таксист говорит...

Но тут "оранжевые" консолидированно засвистели. Они не хотели слушать эту историю. Они требовали отставки Николая Азарова и всех его коллег, а судьба жен этих людей, ездящих на такси (наверняка в булочную или в массажный салон), их не интересовала.

– Ну ладно,– сказал Николай Азаров,– це не справедливо, ну ладно. Запомните, я оставляю вам 30 млрд гривен в госбюджете. Кроме того, я оставляю еще 100 млрд долларов. Этого стране хватит на три месяца жизни. Кто имеет моральное право осуждать меня?

Николай Азаров явно собрался уходить. Все-таки он немного торопил события. Решение о недоверии правительству пока не было принято. И не было стопроцентного шанса, что оно будет принято. И вообще, у "оранжевых" депутатов были проблемы. К утру, по моим сведениям, им так и не удалось убедить коммунистов голосовать за отставку. Это означало, что шансы вообще-то гораздо меньше.

К тому же "оранжевые" включили в проект постановления о недоверии еще несколько пунктов – об осуждении регионального сепаратизма, например. Все это запутывало дело, портило, на мой взгляд, красоту замысла и осложняло его исполнение.

Так что у Николая Азарова просто раньше времени сдавали нервы. И он тут же продемонстрировал это в очередной раз.

– Помогите нам! – вдруг взмолился он.– Мы же готовы к конструктивной работе! Нам надо просто помочь! Давайте сядем вместе! Ни одно же правительство в мире не работает без ошибок!

"Оранжевые" нарочито громко расхохотались.

Зал рады разбит на несколько секторов. В каждом из секторов, как фанаты на стадионе, сидят депутаты. С краю одного из рядов сидел Виктор Ющенко. Он что-то быстро писал, закрыв лицо рукой. Могло показаться, что он это делает от отчаяния, разглядев какой-то тайный смысл в словах Николая Азарова. Но на самом деле у него, кажется, просто постоянно чесалось лицо.

Потом я узнал, что Виктор Ющенко в это время писал текст своего выступления. Никто, в том числе и он сам, как-то не позаботился об этом заранее. Вот уж вроде бы странно. Столько говорили об историческом заседании, после которого режим будет окончательно обречен, а главный герой появился даже без монолога, который должен был подвести черту под этим заседанием. Потом люди из окружения Виктора Ющенко оправдывались тем, что у него все равно никак не получается зажигательно читать текст по бумажке. Ему лучше даются экспромты.

Сам он, похоже, так не считал, лихорадочно строча что-то на сложенных несколько раз листочках.

С трибуны тем временем выступал Виктор Потапов из фракции "Регионы России". Он уговаривал сторонников Виктора Ющенко из фракции "Наша Украина" не делать того, что они задумали.

– У нас запланирован рост бюджета на 2005 год на 35 процентов! – активно поддерживал его Николай Азаров с трибуны.– Правительство год работало над специальными программами, "О развитии села" вот я помню. С 1 января намечалось повысить зарплату бюджетникам! Неужели вы забыли об этом?

В зале снова раздались обидные смешки. Да, забыли. И им не было стыдно.

Депутаты из проправительственной фракции "За единую Украину!" обращались к "оранжевым" депутатам:

– Экстремисты-радикалы! Мы же знаем, что с вами можно договориться!

Александр Турчинов из "Нашей Украины", обращаясь к Николаю Азарову и его коллегам по кабинету министров, демонстрировал, что нельзя:

– Не считаете ли вы, что вас надо немедленно выкидать, как паршивых шавок?

"Оранжевые" тоже вели себя так, словно они уже победили.

Николай Азаров вздохнул и сказал:

– Я посмотрел ваше постановление. Тут, по выражению классика, смешалось все: и кони, и люди. Нельзя же так делать! Давайте разделим постановление: сначала оценим сепаратизм, потом о недоверии будем говорить.

Он рассказал, как учился в МГУ имени Ломоносова и как в 1966 году ректор Иван Петровский, когда ему предложили отправить 20 тыс. студентов на картошку, ответил, что он отвечает за подготовку специалистов, а не за копку картошки, и вывесил свой ответ на доске объявлений в главном здании МГУ на Воробьевых горах.

– И сегодня я прошу студенчество: вы показали себя зрелой политической силой, а теперь вернитесь к занятиям! Если будет нужно, снова подниметесь! Пусть в стране снова установятся нормальные процессы в науке, промышленности и культуре!

Чего это господин Азаров вдруг вспомнил о студентах? Ему, мне казалось, надо было о себе думать.

Одиозный депутат социал-демократ Нестор Шурфич, которого горожане все время надеются подстеречь на выходе из рады после каждого его выступления, цитировал на этот раз Михаила Горбачева с его мыслью о параде суверенитетов, который закончился развалом СССР. Парадом суверенитетов на Украине страна, по его словам, была обязана поведению оппозиции. Я подумал, что у Нестора Шурфича опять будут проблемы на выходе.

Бывший премьер-министр Валерий Пустовойтенко сказал, что не собирается голосовать за отставку правительства, так как сам через это в свое время прошел.

Пока он рассказывал про свою отставку, я увидел, как к сидящему в полном одиночестве Виктору Ющенко подошла Юлия Тимошенко. Она была в тонком оранжевом свитере. Он немедленно встал и стал слушать, не глядя на нее. Она говорила с ним очень резко, стучала пальцем по спинке кресла. Через пару минут Виктор Ющенко снова сел. Казалось, после слов госпожи Тимошенко его не держат ноги.

А она поднимала палец, грозила им Виктору Ющенко и депутатам-коммунистам, прикладывала руку к сердцу. Господин Ющенко начал медленно кивать. Так футболист слушает перед началом матча накачку тренера, понимая, что все равно не сможет сыграть лучше, чем умеет.

Потом он положил свою ладонь на ее ладонь, сжимавшую спинку кресла, и крепко пожал. Это, видимо, означало, что он все понял. Она кивнула и отошла к группе "оранжевых" депутатов, которым давно не сиделось на месте.

Юлия Тимошенко постояла с ними пару минут. Все это время она не отрываясь глядела на Виктора Ющенко. Ей, похоже, казалось, что она должна ему еще что-то сказать. И она снова осторожно подошла к нему сзади и некоторое время стояла, раздумывая, стоит ли все-таки начинать этот разговор снова. И решила, что стоит. Он не удивился ей и через некоторое уже снова вяло пожимал ей руку, давая понять, что все будет хорошо.

С трибуны Виктор Кириллов из группы "Союз" уже спрашивал, почему "оранжевые" не уважают мнение жителей Луганской области, проголосовавшей за Виктора Януковича. "Оранжевые" так громко заорали на него самого, что он закончил выступление на минуту раньше, чем можно было по регламенту.

Юлия Тимошенко села в последний ряд и оттуда в одиночестве стала наблюдать за происходящим, как режиссер с демонстративным раздражением наблюдает за спектаклем, в котором слишком много импровизации.

Депутат Гаврилюк из группы "Центр" процитировал слова Нестора Шурфича. Слушая обращенное к одному из депутатов "Блока Юлии Тимошенко" "Юра! Сегодня ты мой!", Нестор Шурфич удовлетворенно улыбался.

Я подумал, что примерно такой же парламент у нас был только лет пятнадцать назад. А жаль.

Наконец со своего места встал Виктор Ющенко.

– Моя страна стоит сегодня перед выбором,– громко начал он, резко взмахнув рукой.

Его тут же перебили:

– Это не твоя страна!

Он остановился, подумал и сказал, что может повторить: это его страна. Он говорил примерно то же, что и накануне на митинге: про "политические мантры, которые организовал на Украине премьер-министр", он критиковал экономическую политику правительства.

– Николай Янович (Азаров.–Ъ), вы истратили 23 млрд, которые принадлежат не власти, а народу. 23 млрд бюджетного дефицита – это одна треть денежной массы Украины. Когда пять месяцев не появляется на работе глава Национального банка (Сергей Тигипко.–Ъ), что будет с резервами? А нам приказывают молчать и голосовать за такой-то строй – это позор! И потому я говорю, что правительство должно подать в отставку за те вещи, которые оно сотворило, за допущенные фальсификации!

Виктор Ющенко так и не сказал ни слова о том, чего от него действительно ждали: кто должен стать новым премьером. Украине, по мнению оппозиции, нужен временный премьер, который сможет удержать страну от экономического коллапса. Это премьер на несколько месяцев, премьер-смертник. Дальше выбрали бы уж как-нибудь между Юлией Тимошенко и, например, Петром Порошенко.

Но имя премьера так и не прозвучало.

Зато Виктор Ющенко обратился с просьбой к коммунистам. Этого от него тоже, похоже, не ожидали. Виктор Ющенко попросил их не идти против народа.

Он показал карту, на которой синими и желтыми цветами были отмечены районы Украины, голосовавшие за него и за Виктора Януковича.

– Это ваша работа! – сказал господин Ющенко членам кабинета министров, сидевшим в отдельной ложе.– Этот документ мы нашли на складе администрации президента! Изготовлено 150 млн таких экземпляров!

Карта, которая должна по идее свидетельствовать о том, что шантаж расколом страны был запланирован властью задолго до выборов, не произвела на депутатов никакого впечатления. Они предпочли не заметить ее.

Тогда Виктор Ющенко решил произвести на них впечатление притчей. Он рассказал, как Александр Македонский после одного похода встретил философа Диогена и сказал, что тот может попросить у него все, что хочет. А Диоген ответил, что пусть тогда император не заслоняет солнце.

– Дорогие друзья! Не заслоняйте солнце для всей Украины! – сказал Виктор Ющенко и сел на место.

На кого, интересно, он намекал?

Все теперь ждали выхода только одного участника: коммуниста Петра Симоненко. Этот человек должен был решить исход битвы. Все, абсолютно все зависело от того, как проголосует его фракция. В прошлую субботу она проголосовала за недоверие Центризбиркому – и оно состоялось.

Петр Симоненко начал свою речь на русском языке. (В субботу он говорил на украинском.) Это был не очень хороший знак для "оранжевых".

– Украина превратилась в объект манипуляций со стороны международных спецслужб, которые действуют с целью расчленения страны,– говорил он.– Я предупреждал: там, где говорят деньги, правда молчит!

Из его путаного выступления предельно ясно стало, впрочем, главное: коммунисты не будут голосовать за отставку правительства.

Господин Симоненко обвинил в сепаратизме не юго-восток Украины, а запад, вспомнив попытку создать Галицкую республику и обещание обнести Донбасс колючей проволокой.

"Оранжевые" и сами, наверное, уже пожалели, что объединили в одном постановлении осуждение юго-восточного сепаратизма и недоверие кабинету министров.

Господин Симоненко предложил передать раде все полномочия президента страны, а его институт вообще упразднить. Но все это не имело значения. Главное: коммунисты не собирались голосовать за отставку кабмина.

Был объявлен перерыв. "Оранжевые" депутаты интересовались друг у друга, какой была рекомендация лидеров коммунистов депутатам: жесткой или нет. Если не жесткой, то человек десять могли все же проголосовать за недоверие. К концу перерыва выяснилось, что жесткой.

Я спросил Нестора Шурфича, как он оценивает шансы на недоверие.

– Пятьдесят на пятьдесят,– ответил он, отчего-то оглянувшись по сторонам.

На самом деле он просто боялся сглазить. Реальный перевес был не в пользу оппозиции.

– Как плохо, что Ющенко не звонил вчера ночью депутатам,– сокрушались "оранжевые".– Он мог поговорить с каждым и убедить его. Но он не звонил. Он так устроен. Он не будет звонить. Мы теряем шанс. Это нам будет дорого стоить. Надо же что-то делать!

Перед самым началом заседания Виктор Ющенко все-таки прошел по рядам депутатов с последней отчаянной попыткой убедить их помочь ему. Они глядели на него снисходительно. Впрочем, он и сам действовал без вдохновения.

Первым же голосованием депутаты отклонили постановление оппозиции. Более того, они немедленно приняли постановление о стабилизации обстановки на Украине, в котором был пункт о признании недействительным их же субботнего решения о переголосовании итогов второго тура и роспуске Центризбиркома.

Зачем это было нужно? Во-первых, в это же время шло заседание Верховного суда, там оппозиция требовала привести к присяге президента Украины по итогам первого тура. Решение рады могло повлиять на решение суда в благоприятную для власти сторону.

А дальше можно было ни много ни мало предпринять попытку привести к присяге Виктора Януковича – по признанным радой результатам второго тура.

И это постановление было принято за основу большинством голосов. Коммунисты делали с радой все что хотели. Теперь предстояло утвердить постановление в целом.

"Оранжевые" обступили спикера Владимира Литвина. Они хотели сорвать заседание. Им больше ничего не оставалось.

Несколько человек обошли спикера сзади и стали за его спиной.

– Владимир Михайлович, держитесь! – кричал спикеру коммунист Владимир Пеклушенко.– Вы должны сохранить равновесие во имя Украины!

Спикер сохранил равновесие, объявив перерыв на час.

На самом деле это было решение уже в пользу оппозиции. Она получила время. И она им воспользовалась.

Коммунисты вышли в фойе и, усталые и довольные, раздавали интервью. Они это заслужили. В стороне стояли члены правительства, уцелевшие в сегодняшней схватке с оппозицией. Я увидел министра обороны Украины Александра Кузьмука и подошел к нему.

– Скажите, вам есть еще что сделать на благо страны? – спросил я его.– Вы сами хотели бы еще поработать министром?
– Я? Ну и ну! – покачал он головой.– Хотел бы я? А на хлеб надо зарабатывать? – неожиданно ответил он.
– Да заработали бы на хлеб-то и так,– сказал я.– Не пропадете же.
– Не пропаду,– зло ответил министр.– Я-то не пропаду. А вот у вас странные вопросы.
– Провокационные,– подсказал кто-то из членов правительства.
– Московские,– поправил министр обороны.– И вообще, запомните: я не работаю. Я командую!

Он отвернулся. Я тоже.

"Оранжевые" между тем не теряли времени. Его и так оставалось мало. Революционную инициативу в свои руки взяла Юлия Тимошенко. Она в своем тонком оранжевом свитере выскочила из здания, подбежала к кордону из милиционеров и потребовала, чтобы они расступились, дав дорогу народу. Ее верно поняли. Люди прорвали кордоны, перелезли через забор, отделявший их от здания, и побежали к стенам рады. Сама Юлия Тимошенко едва успела забежать обратно. Здесь она тоже еще не все закончила.

Я увидел ее поднимающейся по лестнице на второй этаж. Она была совершенно спокойна.

– Вы уверены, что было необходимо? – спросил я ее.
– Конечно,– сказала она.– Ведь теперь постановление не будет принято.

Люди стояли у самых дверей и окон, и некоторые были уже распахнуты. Они были готовы к штурму рады.

В этот момент из других дверей вышел спикер Владимир Литвин. Он не успел надеть пальто и остался в пиджаке. Было холодно и ветрено. Вид спикера на оранжевой трибуне на площади перед радой впечатлял гораздо больше, чем в здании рады. Теперь это был настоящий народный трибун.

– Верховная рада в прошлую субботу приняла решение всерьез и надолго! – кричал он.

Не надо было кричать. Динамики и так доносили его слова, кажется, до самого Крещатика.

– Сегодня у нас была горячая дискуссия,– продолжал он.– Решено не продолжать заседание, чтобы решение не было спекулятивным! И прошу вас в связи с этим не штурмовать верховную раду!

Он практически уже умолял.

– Будут приняты решения, которые нужны! Никаких незаконных, которые бы противоречили бы воле народа, не будет!

Толпа молчала.

– Давай теперь ты выступай! – раздраженно бросил Владимир Литвин, отойдя от микрофона, одному из "оранжевых" депутатов.

Тот кивнул и произнес:

– Спасибо вам, дорогие друзья! Вы только что блокировали попытку антигосударственного переворота! Теперь идите на майдан и ждите выступления Виктора Ющенко!

Толпа наконец возликовала и мгновенно стала редеть.

Владимир Литвин в сопровождении большого количества охраны вернулся в здание. Я старался не отстать.

– Да идите туда и успокойте же вы людей! – повторял он депутатам оппозиции, которых встречал.– Где комендант? Закрыть все двери на ключ!
– Уже сделано,– отвечали ему.
– Надо вызывать сухопутные войска! – волновался пожилой депутат-коммунист.
– Я тогда космический корабль вызову! – отвечал ему "оранжевый" депутат.
– Там Гавриш в Верховном суде, говорят, за нас всех уже проголосовал,– кричал другой депутат.– Вы слышали, Владимир Михайлович, он сказал судьям, что постановление принято в целом!
– Ну мало ли кто что сказал,– поморщился спикер.– Владимир Николаевич, держите себя в руках!
– Буду! – пообещал депутат.

Еще через полчаса стало известно, что многие пошли не на майдан, а блокировать соседнее здание – кабинета министров, которое было разблокировано только утром. Оппозиция разблокировала его, похоже, для себя. Видимо, все-таки была уверена, что добьется своего. Но вчерашнее заседание в раде она проиграла вчистую (недоверие кабинету министров объявлено не было) и теперь действовала на том поле, где до сих пор не проиграла еще ни разу,– на улице.

Еще через полчаса один из лидеров оппозиции – Александр Зинченко на майдане заявил, что Виктор Ющенко выходит из переговорного процесса, а к девяти вечера людям надо снова собраться у здания рады, чтобы заставить депутатов провести еще одно, вечернее, заседание и аннулировать на нем результаты дневного.

В девять вечера я был у здания рады. У центрального входа стояли человек 70. Ни о каком внеочередном заседании рады речи уже не было. Люди обсуждали события прошедшего дня. День был бурным. Виктор Ющенко пока не подтвердил выхода из переговоров с властью. Оппозиция вела эти переговоры три последних дня и потеряла темп (я сразу вспомнил вчерашний пустой майдан, занесенный снегом).

У здания кабинета министров "оранжевых" было гораздо больше, чем через час после попытки штурма рады.

Были здесь и солдаты внутренних войск, вставшие на охрану кабинета министров еще утром. Они были блокированы людьми в оранжевом.

– Ну все нормально,– сказал один солдат другому,– мне сказали, что там наши спецы подъехали. Скоро нас освободят.

В это время на майдане лидеры оппозиции объявляли мобилизацию населения и штурм рады в девять утра следующего дня.

– Спать будем потом,– говорил один из ораторов.– После нашей великой победы.

АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ


Политический кризис может привести к финансовому краху

Вчера украинские власти объявили экономический кризис. Первым о начале экономического кризиса заявил в парламенте член правительства Виктора Януковича министр финансов Николай Азаров. По его словам, противостояние кандидатов в президенты Виктора Януковича и Виктора Ющенко уже привело к тому, что в госбюджет не поступили налоги на сумму в размере 1,1 млрд гривен, или $217 млн. "Неделя после президентских выборов 21 ноября привела к резкому ухудшению ситуации в экономике и финансовой сфере. В частности, во внутренних налогах и сборах среднедневное поступление уменьшилось в 2,3 раза",– заявил министр. Господин Азаров предупредил и о скорых последствиях: у Украины не окажется денег, чтобы расплатиться за российский газ. По его данным, в ноябре этого года задолженность за природный газ предприятий теплоэнергетики возросла на 9 млн гривен. "Такими темпами мы придем к разбалансированию всей газотранспортной системы и срыву выполнения внешнеэкономических контрактов. До конца января следующего года НАК 'Нефтегаз Украины' по контрактам с российским 'Газпромом' необходимо уплатить около $180 млн",– заявил он.

Кроме того, Николай Азаров сообщил, что международные финансовые рынки уже отреагировали на политическую нестабильность в стране. По его словам, "в течение нескольких дней цена на наши государственные облигации снизилась на 3%, еврооблигации с погашением в 2013 году – на 1,25 пункта". Международное рейтинговое агентство Moody`s вчера же подтвердило слова украинского чиновника, распространив заявление о негативном влиянии политической ситуации на стабильность банковского сектора. По мнению Николая Азарова, экономический кризис начался из-за сепаратистских настроений и нежелания Восточной Украины отчислять средства в госбюджет. Правда, министр уверял, что "запас прочности у государства достаточный, банковская система пока противостоит дестабилизирующим факторам".

Однако, как сообщил вчера начальник управления Нацбанка Черновицкой области Богдан Ковч, уже происходит массовый отток средств со сберегательных счетов населения. По его подсчетам, за последние дни только жители его региона сняли со своих счетов $18 млн и скупили еще $12 млн. Вчера исполняющий обязанности главы Нацбанка Украины (НБУ) Арсений Яценюк запретил банкам осуществлять выплаты по депозитам, срок погашения которых еще не наступил. Кроме того, введены ограничения на продажу наличной и безналичной инвалюты. В частности, банкам разрешено продавать физическим лицам наличную валюту только на сумму до $1 тыс. Юридических лиц ограничили суммой в 80 тыс. гривен в месяц, которую юридическое лицо может снять со своего счета, за исключением средств для выплаты зарплаты и осуществления социальных выплат. Пока эти ограничения введены до 31 декабря.

Кроме того Нацбанк Украины перенес срок снижения нормативов обязательного резервирования для банков с 25 декабря на 1 декабря 2004 года. В соответствии с постановлением НБУ, норматив обязательного резервирования по срочным банковским вкладам юридических и физических лиц в национальной и иностранной валюте с 1 декабря будет снижен с 7% до 6%, по вкладам до востребования – с 8% до 7%.

Леонид Кучма, который еще исполняет обязанности президента, вчера также признал угрозу экономического кризиса, заявив, что "еще несколько дней – и финансовая система может вообще рассыпаться как карточный домик".

ПЕТР Ъ-НЕТРЕБА, АНДРЕЙ Ъ-ЧЕРНИКОВ, Киев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments