Boris Lvin (bbb) wrote,
Boris Lvin
bbb

911 - Малашенко

Полный сюр - 10 сентября Алексей Малашенко провел пресс-конференцию на тему "Исламская угроза: миф или реальность". Он знал! Он знал!

Выложен полный транскрипт - http://www.carnegie.ru/russian/media/2001/am010910.htm

Кстати, его же книга "Исламские ориентиры Северного Кавказа", очень высококачественная, тоже выложена целиком - http://pubs.carnegie.ru/books/2001/03am/default.asp?n=toc.asp

И все-таки не могу согласиться с Малашенко на предмет МЕЖДУНАРОДНОЙ угрозы исламского терроризма. На национальном уровне - пожалуйста, но это движение или национальное, как в Чечне или Филиппинах, или социальное - как в Алжире. Он сам это прекрасно показал и разъяснил. На международном уровне, собственно, то же самое - исламская оболочка для традиционной войны, будь это война палестино-израильская или американо-иракская.

Ведь если завтра тамилы взорвут ланкийское посольство в Аргентине (если оно там есть), никто же не станет говорить о всемирной войне индуизма против буддизма. Или, если это будет посольство английское, а террористы ирландские - что, католицизм против протестантизма?

Сохраняю не весь транскрипт, а куски. Подзаголовки мои.

О ПЕРСПЕКТИВАХ ИСЛАМСКОГО ГОСУДАРСТВА

<...> на первом уровне у нас будет стремление к созданию исламского государства, некоего глобального исламского государства. Вот это вот, скажем, самая главная, самая первая угроза. Реальна она? Конечно, нет. Когда нас этим пугают, т.е. это определенная спекуляция или неведение.

Второй уровень -- значит, исламская угроза на региональном уровне. Давайте посмотрим там Центральную Азию, Северный Кавказ и еще какие-то, так сказать, моменты. Реально создание исламского государства, особенно теми людьми, которые на это претендуют в той же Центральной Азии, да, даже в Ферганской долине, я уж не говорю про Чечню и все прочее? Конечно, нет.

Возьмем еще один уровень, национальный. Возможно ли создание исламского государства на национальном уровне? Если мы абстрагируемся от талибов (это особый случай, если хотите, потом мы можем об этом поговорить), то именно на национальном уровне исламский проект тоже провалился. Были попытки? Были. Но достаточно глупые, достаточно, я бы сказал, неумелые. Даже Иран, о котором так много говорят, это не исламское государство. Это попытка создать некий его аналог, который в итоге, в общем-то, провалился.

Таким образом, с этой точки зрения, если мы посмотрим на глобальный уровень, на региональный уровень, на национальный уровень, исламская угроза -- это миф. Никто там ничего создать не может, и та публика, которая пыталась это сделать, в общем-то, это прекрасно понимает.


ДАГЕСТАН

Классический пример, который неоднократно, значит, упоминался и в нашей прессе, и политиками, и экспертами, кем только не упоминался -- Кадарская зона Дагестана. Ну, что про них только ни писали.

В общем-то, это абсолютно нормальная публика была, обиженная властями. Потом, естественно, вот эта обида приняла форму, так сказать, там протеста в религиозной форме.


БИН ЛАДЕН

Но у нас ведь как любят говорить: где, что самое главное -- сначала был бин Ладен, а уже потом все остальное, или наоборот? Если вы посмотрите на наше телевидение, если вы послушаете наших политиков, то получается так, что сначала пришел бин Ладен, а уже потом это все началось. Я думаю, что все-таки наоборот, все-таки вот самая главная причина -- это социальный протест, это недовольство, и уже на это накладывается религия.

ЧЕЧНЯ

Более того, мы ухитряемся заталкивать в этот самый исламский радикализм те конфликты, которые вообще к нему никакого отношения никогда не имели. Классический пример -- это Чечня. Дудаев не хотел никакого исламского государства, он не знал ни ислама, ни толком чеченского языка. Он мечтал построить -- да, независимую от России -- секулярную демократическую республику, и он это говорил неоднократно.

Сейчас это, так сказать, не наше дело обсуждать этот конфликт. Но когда это не состоялось, то, естественно, что идеологией сопротивления был ислам. Совершенно нормальная ситуация. И остается только удивляться, как это не было просчитано заранее. Дудаев говорил, что Россия втолкнула нас в ислам. Да, это точно.


ЕЩЕ РАЗ БИН ЛАДЕН

Опять же, давайте возьмем ту группу, которая названа условно "бин Ладеном". Против кого борются они? Вот тут, конечно, дело посложнее. Я думаю, что они борются против всех сразу и борются не от собственной силы, а от собственной слабости. Почему? Потому что если вы помните, с чего мы начали, конкретный-то проект создания исламского государства провалился, а им же нужно как-то показывать, что они еще существуют.

ТЕРРОР

А вот задуматься над тем, что будет, если это оружие, эти чемоданчики, там, химические, бактериологические, какие угодно, будут в руках абсолютно, будем так говорить... ну, не отморозков, что ли, а фанатиков, которые ни перед чем не отвечают -- ни перед государство, ни даже перед собственной организацией, т.е. это как бы камикадзе?.. Это мы видим сейчас там взрывы автобусов, самопожертвования и т.д., и т.д. Это плохо, но это еще не самое страшное.

Самое страшное может начаться -- и это реально -- когда вот эти люди получат доступ, а они могут получить доступ, вот к этому оружию. Тут есть над чем подумать.


РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИКА

Вот вам мусульманский фундаментализм, исламский, в Иране. Ну, и что? Чего такого? Пожалуйста, там вот строим этот самый Бушер и оружие, и т.д. Вот вам коалиция в Таджикистане с участием тоже в общем исламских радикалов. По разным данным, для того, чтобы они вошли в эту коалицию, было положено не то 60 тыс. жизней, не то полтораста. Ну, называют разные цифры. Ну, они вошли. Ну, и что? Они там антироссийски настроены? Да нет... Нет. И Россия тоже в общем-то к ним относится с пониманием.

Но зато у нас есть исламские экстремисты Ферганской долины; у нас есть исламские экстремисты там в Чечне, Дагестане. Даже сейчас их пачками находят в Поволжье. Вот мы против них будем бороться. А идеология у них, между прочим, абсолютно одна и та же.


О ТАЛИБАХ

Вы знаете, у нас очень много говорят о талибах, об Усаме бин Ладене с точки зрения ислама. И в общем, правильно делают, потому что эта тема увлекательная. Но на самом-то деле, если мы заглянем туда вот вовнутрь, то речь идет об организации Пуштунского государства, о восстановлении позиции пуштунов. Это не... они не в Среднюю Азию хотят, они хотят у себя навести порядок. Ислам -- это форма идеологии для создания вот этого государства.
<...>
У меня ощущение, что уже на талибов, знаете, вот такой талибский синдром возник. Скоро будут разговаривать, там, типа, сам ты талиб.
<...>
Даже Намангани, который там, не дай Бог, он куда-то придет, я сомневаюсь, чтобы он там памятники расстреливал. Это все-таки, это, я бы сказал, такой, знаете, дикий, некультурный, племенной исламский фундаментализм. Это не высокий фундаментализм, там, иранцев каких-нибудь, на Ближнем Востоке, там, все эти ребята. Это вот наше такое, родное, исламо-крестьянское.


ВЫВОДЫ

Выводов я никаких делать не буду. Вывод может быть только один -- думать надо, понимаете. Потому что у меня такое ощущение, что вот последние пять-шесть лет во всяком случае в нашем политическом истэблишменте об исламе думали зачастую примитивно, а зачастую просто неверно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments